Архитектура малых форм: Назначение и классификация малых архитектурных форм | Ландшафтная архитектура и зеленое строительство

Содержание

Архитектурные формы: малые, но важные

15 мая 2018 г.

Сегодня вопросы благоустройства и ландшафтного дизайна стали как никогда актуальными в России. Разобравшись с комфортабельными интерьерами и привлекательными фасадами, профессионалы, общественность и государство задумались о ценности обустроенного городского пространства, в котором важны не только здания, но и пешеходные зоны, расположенные между ними. Тенденции их развития дошли и до России. В частности, в Москве сегодня реализуется масштабная программа реконструкции улиц, благоустройства набережных.

МАФы на пляже Мулини, Хорватия, Studio 3LHD

МАФы Onda Linear Bench. Bellitalia

Парк Зарядье, Москва 

Сегодня, выходя из зданий, люди стремятся окунуться в экологичную, эстетически привлекательную среду, органично встроенную в урбанистический ритм. В связи с этим российский средовой дизайн остро нуждается в развитых решениях европейского уровня, предполагающих использование малых архитектурных форм новейших стандартов.

Диалог формы и пространства

К 1970-м годам во многих городах мира начался пересмотр качества уличной среды. Функции транзитного пространства стало недостаточно – улицы должны были выступить безопасными местами для встреч и прогулок, обмена знаниями, культурного досуга, работы. Возможно ли было настолько кардинально изменить устоявшееся пространство? Оказалось, что да, за счёт оригинального дизайна и уникальных архитектурных форм.

Этот процесс продолжается и сейчас. Архитекторы и дизайнеры по всему миру предлагают всё более необычные способы разнообразить утилитарную городскую среду. Например, в Цюрихе сидения из бетона одновременно выполняют функцию подпорной стенки, которая позволяет удерживать необходимое количество грунта для крупных деревьев.

В Италии дизайнер Лоренцо Тозолини предложил модули из восстановленного мрамора или белого гранита, которые могут составляться в разные по длине и структуре композиции. Это делает малые архитектурные формы гибкими и адаптивными к городской среде и требованиям пользователей.

Особенностью ландшафтного и дизайнерского решения важной для Венеции Piazzadi Roma, где заканчиваются все маршруты общественного транспорта, доставляющего людей в уникальный город-остров, является формирование с помощью контуров сидений чётко обозначенных зон как транзитного движения, так и сидения пешеходов в ожидании транспорта. При этом возможность двухстороннего использования скамеек поддерживается созданием зелёных островов с растительностью, которые составляют позитивное визуальное поле.

Когда речь заходит о массивных элементах, сразу вспоминаются типичные антивандальные объекты уличного дизайна из бетона, добавляющие среде тяжеловесности. Однако, из этого материала можно сделать интересные современные формы, которые способны не просто украсить ландшафт, но и сформировать городскую среду. И такими разработками сейчас серьёзно начали заниматься российские компании.  Одним из пионеров на российском рынке является компания «Городские проекты», развивающая производство разнообразных малых архитектурных форм под брендом Moony.

rocks (Лунные камни). Огромные пластические возможности изделий заложены в уникальной технологии производства с использованием современных цифровых методов разработки моделей и изготовления прототипов. Уличная мебель получается весьма эстетичной, для производства используются бетон или стеклокомпозит, оба материала обеспечивают сверхпрочность и вандалоустойчивость.

Pebbles. Moony.Rocks

Solo. Moony.Rocks 

Чемпионат архитектуры

Как результат применения новых подходов к благоустройству и дизайну общественных пространств, города Европы и Америки сформировали новую среду и новое отношение к ней жителей. Сегодня её качество стало одним из конкурентных преимуществ в развитии города. Удобное, безопасное, привлекательно организованное пространство является не только лицом города и отражением уровня социального благополучия и успешности, но и отношением к людям, в нём проживающим.

Сегодня город должен быть комфортным «домом» для жителей, привлекательной площадкой для развития деловой активности и бизнеса, а также интересным местом для отдыха и самореализации горожан и пребывания гостей. До сих пор российский рынок малых архитектурных форм, позволяющих достигнуть этих целей, не был развит, а импортные элементы стали неоправданно дорогими.

Однако европейские тенденции, примиряющие человека с городским пространством, все же дошли до России – благодаря пионерам российского производства малых архитектурных форм из современных и технологичных материалов по невысокой стоимости. Функционал элементов позволяет массово применять их не только на приватных территориях, но и в публичном благоустройстве и дворовых пространствах.

Среди российских проектов, для которых современные комплексные решения уже стали реальностью, – проект польского архитектурного бюро S&P «Бульварная лента», реализующийся в Екатеринбурге в преддверии Чемпионата мира по футболу-2018. Предполагается объединить вокруг Центрального стадиона все зелёные зоны в единую пешеходную сеть, которая будет разделена на пять частей – бульвары Молодёжи, Медицины, Спорта, Цветочный и Парковый бульвары.

Каждая зона будет благоустроена: в парках появятся фонтаны, места для культурных мероприятий и организации катка в зимнее время. Их архитектурный ритм будут задавать малые формы, отвечающие современным мировым стандартам экологичности и интеграции в пространство. Например, специально для проектов благоустройства территории вблизи Центрального стадиона Екатеринбурга компания Moony.Rocks уже разработала несколько оригинальных коллекций модульных мультисценарных объектов.

В коллекцию SOCCER, предназначенную для формирования различных комбинаций зон отдыха для городских активностей, входит всего три элемента, но количество возможных композиций обеспечивается многообразием проектных решений. С помощью малых форм коллекции можно оформлять отдельно стоящие деревья, создавать дополнительное уличное озеленение.

Общее архитектурно-образное решение даёт отсылку к теме спорта. Комбинаторика отдельных элементов напоминает сетчатую структуру футбольного мяча и может создавать самодостаточные формы или дополнять уже существующие.

Ещё более универсальной является коллекция HILLS, состоящая из одного элемента. Его можно использовать как уличный пуф, уличное кашпо, ограждающий модуль и велопарковку. Волнообразная пластика элемента позволяет получить эргономичные композиции различного масштаба, поэтому он подходит для универсального оформления большинства городских пространств.

Также для благоустройства «Бульварной ленты» Moony.Rocks спроектирован универсальный ландшафтный конструктор-«оригами», предназначенный для оформления крупных публичных пространств и городских зон отдыха. Эргономичные модульные элементыколлекции LINE (скамья, пуф, вазон, урна) позволяют создать завершённые архитектурные композиции различной протяжённости и вариативности.

Изделия могут выполнять и роль ограждающих элементов, используемых для выделения уровней ландшафта и разделяющих движение пешеходов и транспортных средств.

Модельный ряд коллекций Moony.Rocks постоянно расширяется и уже содержит около сотни различных элементов, которые выполняются не только в бетоне, но и в композитных материалах, обеспечивающих тактильный комфорт как в теплую, так и в холодную погоду. За счет своих антивандальных и ударопрочных качеств эти малые архитектурные формы могут легко использоваться как в открытом городском пространстве, так и в общественных интерьерах: фойе, атриумах, галереях и торговых центрах.

Таким образом, в современной мировой трактовке, которую перенимают и российские дизайнеры, малые архитектурные формы, используемые в благоустройстве, становятся не только самодостаточными элементами, но включаются в сценарий развития территории как функциональная часть, с помощью которой человеку предлагается взаимодействовать с окружающим миром.

 И все это уже сейчас производится в нашей стране, в Екатеринбурге, и становится как никогда доступным. 

Как работают малые архитектурные формы :: Город :: Статьи

Сделав акцент на контакт с природой, урбанисты стали искать пути использования малых архитектурных форм совместно с компонентами живой среды для обеспечения более высоких экологических и эстетических качеств городских пространств.

В новой трактовке малые формы больше не выглядят как самодостаточные элементы, а включаются в сценарий развития территории как функциональная часть, с помощью которой человеку предлагается взаимодействовать с природой. Опыт европейских стран позволяет оценить очень широкий диапазон современного дизайна малых форм, в том числе навесов и пергол, причём отметить, как постепенно большинство из них обретает зелёную трактовку. Например, в новом жилом районе Skanstes Virsotnes в Риге навесы на крыше полуподземной парковки выполнены в форме стилизованных листьев дерева и окружены модулями с живой растительностью.

  В Хельсинки, в район Арабианранта сделали покрытия над велопарковкой с использованием перголы, увитой зеленью. А в центре Парижа можно встретить навесы с зеленым покрытием, под которым обустроена зона Wi-Fi. 

В попытках разнообразить городскую утилитарную среду архитекторы и дизайнеры предлагают все более необычные элементы – складывается новый тренд «город как игра». Но помимо очевидной функции – сделать городскую среду более дружелюбной для населения – такие игровые проекты зачастую становятся частью медиа пространства или бренда. К примеру, датская железнодорожная компания ProRail придумала разместить в город Утрехте трубу для спуска к остановке. Она расположена рядом с длинными ступенями на железнодорожной станции и позволяет быстро съехать вниз к поезду, если очень спешишь. Одновременно «труба» является полезным функциональным элементом и превосходной игровой конструкцией, которая пользуется популярностью у журналистов и фотографов. Свою лепту в городское планирование внесло и массовое увлечение спортом. Например, компания Adidas построила на одной из станций метро грушу для бокса, чтобы жители города могли размяться или снять стресс.

В свою очередь, нарастающий интерес к альтернативным, более экологичным вариантам передвижения в городской среде, привел к тому, что практически неотъемлемой частью городского пейзажа стали велопарковки. Тут фантазия дизайнеров не знает границ. В американском штате Вирджиния сделали велопарковки в форме карманной расчески, в испанской Валенсии свой велосипед можно разместить в цветке маргаритки, а японская компания Store MUU создает специальные парковки-столы, за которыми можно пообедать, посидеть в интернете или даже полноценно работать в с девяти утра до шести вечера.

Обновленная Триумфальная площадь в Москве отлично вписывается в этот тренд. Ее самой обсуждаемой темой стали павильоны с качелями, добавившие площади романтики, подзабытой в годы ее бурной политической истории. Сегодня на Триумфальную возвращается настроение легкого и приятного времяпрепровождения, как в бытность поэтических вечеров, устраиваемых в оттепельные времена у подножия памятника Маяковскому.  

Качели сравнительно недавно вошли в набор малых форм урбанистической среды в Москве, впрочем, уже доказали свою популярность в ряде столичных парков. Как ни странно, пожалуй, именно качели стали новым символом Триумфальной, полностью изменив ее атмосферу. «Мне кажется, качели – это такой символ умиротворения и спокойствия, который расположен как раз перед выходом из метро. Подземка у нас, наоборот, ассоциируется с движением, беспокойством, городской суетой. Поэтому это замечательная идея – сделать на Триумфальной своеобразный «оазис» спокойного времяпрепровождения, дать людям возможность «выдохнуть», ведь здесь много различных учреждений, люди в основном работают, жилых домов практически нет. Им нужна пауза, и качели максимально символизируют эту идею отдыха», – отметил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

Надо отметить, что сама идея с качелями далеко не нова. Так, в 2008 году урбанист Бруно Тейлор повесил качели на нескольких автобусных остановках Лондона. Позже инициативу подхватили городские активисты в Сан-Франциско Urban Swings, призывая добровольцев вешать качели на остановках и не только, внося спонтанную радость в жизнь горожан. А в 2011 году художники-дизайнеры в Монреале установили на автобусных остановках музыкальную инсталляцию «21 качели», своеобразный интерактивный музыкальный инструмент, где клавишами являются музыкальные качели, а музыкантами обычные прохожие. Мелодия может меняться в зависимости от темпа раскачивания, от количества движущихся качелей и от того, насколько они попадают в такт друг другу. Таким образом, участники могут взаимодействовать между собой для получения стройного музыкального звучания. Вдобавок ко всему, существует «секретная мелодия», которая играет, когда используются все качели. 

Самым ярким московским примером, демонстрирующим широкие возможности малых форм, стала, конечно, Крымская набережная. Главным архитектурным элементом здесь является волна: деревянные скамейки, пешеходные и велосипедные дорожки в форме «волн» и в таком же обрамлении крыши павильонов вернисажа. Для изготовления сидений специалисты из архитектурных бюро Wowhaus использовали дерево. Причем авторы решили сделать протяженными контуры сидений, превратив их в своеобразные «лежаки». Лавочки здесь также выступают в качестве средства обозначения границ и проходят нескончаемой волной-лентой через весь парк.

Таким образом, выбор формы и материала мест сидения зависит от того, в каком контексте они располагаются, как могут влиять на разграничение направлений движения людей и расположения сидящих прохожих, какие возможности восприятия окружающего ландшафта могут предложить для отдыхающих посетителей.

Грамотно размещенная растительность играет важнейшую роль в создании комфортного для человека пространства. Основная зеленая масса на Крымской набережной размещена за спинами сидящих, что, во-первых, дает ощущение «защитного экрана», во-вторых, позволяет разграничить открытое пространство на комфортные зоны. Также на набережной высадили высокие деревья, «спрятав» в них отдельно стоящие лавочки.  Как правило, из соображений оптимальной эргономики, высота подобных сидений составляет от 45 до 50 см, а нижняя, вертикальная часть основания сидения используется в качестве подпорной стенки, удерживающей заключенную в контуре сидения массу грунта для посадки крупномеров.

Оригинальным выполнено и освещение: декоративные фонарики установлены группами среди растений на холмах, специальная подсветка сделана на всех дорожках. Под Крымским мостом появились два амфитеатра — светящиеся изнутри лавочки из дерева и светопрозрачного искусственного камня. Эффектно подсвечивается и центральная площадь с фонтанчиками, отделенная от Москвы-реки липовой аллеей. 

МАФ по назначению, по материальному исполнению, МАФ по применению растений

К малым архитектурным формам (МАФ) относятся беседки, мостики, качели, садовые фигурки, фонтаны, водоемы и прочие элементы ландшафтного дизайна. Они имеют не только декоративные, но и функциональные свойства (например, освещение участка). Следует понимать, что МАФ должны сочетаться друг с другом, гармонировать, делать сад уютнее, а главное быть изготовленными из качественных материалов. Если вы человек творческий можно изготовить любую архитектурную форму своими руками, тогда и деньги сберегутся и сад будет уникальный!

Классификация малых архитектурных форм в ландшафтном дизайне:

Классификация малых архитектурных форм в ландшафтном дизайне.

В настоящее время можно классифицировать МАФ по таким особенностям:

  • По назначению,
  • По материальному исполнению,
  • По применению растений.

Рассмотрим каждую группу малых архитектурных форм.

МАФ по назначению

И тут снова предстоит разбить на группы МАФ, т.к. они несут в себе два основных назначения: визуальное декоративное дополнение сада и функциональное назначение.

Что касается функционального назначения, то к нему относится:

Разграничение территории.

Разграничение территории с помощью мостика

Что бы визуально разделить части сада на место для работы, отдыха, инвентаря для сада, используют такие архитектурные формы, как:

Так же в эту группу разграничительных архитектурных форм относятся элементы декорирования сада, такие как: топиари, садовые скульптуры, поилки и кормушки для птиц, скворечники и т. д.  Они могут визуально отделять пространство на различные по назначению части сада.

Создание мест для отдыха

Создание мест для отдыха с помощью МАФ — деревянная беседка.

Т.к. в приусадебной территории мы не только ставим рекорды по выращиванию сельскохозяйственной продукции, но и отдыхаем, нам просто необходимы специальные места для отдыха. Тут нам пригодятся такие МАФ, как:

Обеспечение удобств

Для обеспечения удобств в садовой территории нужно по максимуму воспользоваться  всеми дизайнерскими приемами, которые существуют. Для удобств используют такие архитектурные формы, как:

МАФ по материальному исполнению

Материальное исполнение МАФ весьма широкое. Популярными материалами считаются:

  • Дерево,
  • Металл,
  • Бетон,
  • Камень,
  • Гипс,
  • Керамика,
  • Пластик.

Разнообразие материалов вызвано тем, что стили сада бывают разные, а нам необходимо, что бы все гармонировало. Само собой и цена у МАФ будет различной. Если изделие сделано из мрамора или гранита, цена будет очень высокой, но за то красота и долговечность будут гарантированы. Пластиковые МАФ на порядок дешевле, но и выглядят не так впечатляюще.

МАФ по применению растений

МАФ с применением растений

МАФ бывают с применением различных растений и без него. Что касается архитектурных форм без применения озеленения – мы их рассмотрели раньше и не стоит снова останавливаться на этом.

МАФ с применением растений делятся на следующие виды:

Боскеты. Представляют собой декоративные остриженные кустарники, которые служат «зелеными стенами». Такие архитектурные формы были очень популярны во Франции в 16-17 веках. Сегодня так же наблюдается украшение садов при помощи боскетов.

Вазоны с цветами.  Кажется ничего необычного, но если приобрести декоративные цветы, да еще и украсить вазон своими руками, тогда такая МАФ точно будет бросаться в глаза

Перголы. Представляют собой навес, у которого стенки и крыша сделанный из решетки, в которые вплетаются вьющиеся растения. Пергола послужит отличным местом для отдыха, тем более, если поставить в ней столик и смастерить мангал. Смотрите как сделать деревянную перголу своими силами и украшение пергол + фото идеи.

Трельяж. Используют для ограждения хозяйственных построек от места отдыха. Трельяж представляет собой опору из металла или дерева, в которую вплетаются вьющиеся растения.

Как сделать Малые Архитектурные Формы своими руками?

Что бы изготовить малые архитектурные формы своими руками не нужно быть специалистом либо иметь «золотые руки». Достаточно всего лишь иметь немного креативного мышления, свободное время и кое какие теоретические знания. Что касается последнего, то интернет забит массой гениальных идей для создания различных архитектурных форм своими руками. Нет ничего проще, чем создать садовую фигурку из пластиковых бутылок, либо кормушки из картонного пака, главное желание. Тем более если ваш сад будет украшен исключительно скульптурами и подделками собственного труда, тогда уникальность и красота такого сада гарантированы.  Желаю успехов и массы креативных идей!

МАФ своими руками — из старых шин делаем лягушку — принцессу.

Стиль и образ малых архитектурных форм

Малые архитектурные формы имеют важное значение в организации предметно-пространственной среды. Их генезис связан с развитием социокультурных коммуникаций и функционального насыщения среды проживания человека. Этим обусловливается разделение малых архитектурных форм на объекты функционального назначения и объекты, выполняющие функцию эстетическую, декоративную. Такое разделение проявляется в соответствующих принципах формообразования.

Функциональный подход в проектировании малых архитектурных форм соответствует формуле “форма отвечает содержанию”, т.е. выражает рабочую функцию объекта проектирования. Следовательно, первичная образность такой формы выражает его непосредственную функцию.

Так, чистый функционализм в проектировании приводит к созданию недорогой, массовой, шаблонной продукции, которая, как правило, не имеет выраженной эстетической и художественной ценности, но за счет своей унифицированности может использоваться на самых разных пространствах (осветительные мачты, дорожные указатели, остановочные пункты и пр.).

Эта проблематика изучалась у нас еще в середине прошлого века. В том числе и опыт стихийного дизайна ваз для цветов у уличных торговцев – сварных конструкций из огнетушителей и арматуры. “Интересно сравнить ее (вазу) с другим образцом – цветочницей, созданной усилиями архитекторов. Это образец, представляющий собой каменный куб… Обычно он богато орнаментирован. Но вот парадокс. Никто его не использует в качестве цветочницы” [2, с. 49].

Связано это с тем, что малые архитектурные формы могут обрести вторичную образность в зависимости от контекста (среда) и субъекта (человек) восприятия. Вторичная образность сообщает нам всегда нечто большее, чем только функцию объекта, что и обусловливает появление у предмета эстетической ценности и культурной значимости.

Более того, малая архитектурная форма не только выражает свою функцию, но и зачастую обозначает ее. Возникает проблема знаковости и узнаваемости. Так, унифицированные киоски “Белсоюзпечати” – это “продажа периодики”, цилиндрические красные тумбы – “афиши и объявления” и т.д.

Существует и важная проблема согласованности малых архитектурных форм с окружающей средой. Сам по себе функциональный объект может создавать “визуальный шум” в среде или стилистически выпадать из окружающего контекста (фото 1). Снятие этого противоречия заключается не в механическом удалении объекта из среды либо его перемещения, но в проектировании функциональных объектов именно для данной среды.

Отметим, что функциональные объекты являются естественным и органическим продолжением архитектурного, функционального или природного пространства.

В зависимости от проектных задач и назначения можно выделить три основных принципа проектирования малых архитектурных форм:

– растворение формы в пространстве;

– стилистическое единство формы и пространства;

– выделение формы в пространстве.

 

Принцип растворения формы в пространстве как бы маскирует ее в среде, делает нейтральной относительно окружения, уменьшая ее визуальную активность. Он используется при проектировании, например, остановочных пунктов: тонкие несущие конструкции и пластиковые плиты делают остановку прозрачной и легкой. Осветительные мачты выкрашиваются в нейтральный серый цвет, что частично компенсирует их большую высоту и большое количество. Принцип растворения позволяет избежать дробления пространства, переизбытка форм и цвета, а это особенно важно при вписывании объектов в визуально и функционально насыщенные среды.

Принцип стилистического единства формы и окружающей среды выражается в том, что новый объект формируется привнесением в него стилистических черт окружающего пространства. В идеальном варианте такая форма воспринимается как естественная для данного места. Так, уличная скамья в историческом центре, носящая признаки исторического стиля, становится сама по себе предметом, имеющим художественную ценность и эстетическую привлекательность. Кроме того, такие объекты позволяют не разрушать стилистическую целостность городских ансамблей, сохранять “дух времени”.

Использование исторических и ретроспективных стилизаций в дизайне малых архитектурных форм имеет широкий спектр вариантов: от строгой исторической реконструкции, репликации, реминисценции до свободной творческой интерпретации и авторской работы по мотивам [3, с. 34–39]. Семиологически выстраивание исторических стилизаций может восприниматься как на уровне стилистических (барокко, ампир), так и временных кодов (старое, древнее) [4].

Очевидно, что историческая среда наиболее чутко и “болезненно” реагирует на внедрение в нее любых новых форм, способных разрушить “ткань времени”.

До недавнего времени на территории исторической застройки Раковского предместья в Минске существовали старые деревянные столбы с устаревшей системой крепления проводов и архаичными осветительными лампами (фото 2). Утрата их означает частичную утрату атмосферы середины прошлого века. Зато перекресток улиц Раковской и Витебской украсил, подчеркивая историческую атмосферу, ретромеханизм рекламной установки ресторана национальной кухни “Талака” (фото 3).

На наш взгляд, этот принцип в недостаточной мере используется в практике отечественного проектирования. А в некоторых случаях мы имеем дело с недостаточно глубоко разработанными образцами. К примеру, несколько проектных решений осветительных фонарей в районе Национальной библиотеки (фото 4, 5). В первом случае форма фонаря отчасти отвечает общему образу библиотечного комплекса. Второй пример является образцом механического переноса формы основного объема библиотеки на форму абажура, что вряд ли можно считать удачным.

В целом рассматриваемый принцип имеет большие возможности как средство организации стилистического единства архитектурной среды. Малые архитектурные формы в исторических центрах городов могут проектироваться с использованием национальных традиционных форм, материалов и технологий, тем самым сохраняя и подчеркивая национальное и историческое. Однако это не исключает и другой творческий подход: “В структуре архитектурного произведения история может быть потенциально представлена в двух аспектах: как выражение и развитие истории места в универсально-исторической перспективе и как временной монтаж” [5, с. 53].

Исторические и традиционные формы и материалы используются и в организации коммуникаций на региональном уровне. Это связано с развитием туристической отрасли и общей концепцией развития регионов [6].

Сами по себе функциональные объекты призваны акцентировать свойства места. Например, остановочные пункты в столице. Их образ может строиться на ассоциативной привязке к названию района (Зеленый Луг) или с использованием других образных ключей (метафора, ирония, метонимия и др. ), что как бы сгущает их семантическое содержание. “Предельно компактные “сжатые” метафорические высказывания характеризуются емкостью и краткостью смысла и острохарактерной формой его выражения. Отсюда богатые и неограниченные возможности в использовании метафорического языка” [7, с. 196].

Третий принцип образной организации малых архитектурных форм – выделение формы в пространстве. В этом случае объект акцентирует внимание на себе в большей степени, чем окружающая среда, которая становится второстепенной или дополняющей. Здесь важную роль играет, как правило, не первичная функция объекта, а вторичная, которая со временем фактически оказывается главной. В результате он может стать визуальным центром среды (свидетельство тому – работы немецкого скульптора О.Х. Хайека (фото 6) [8].

Каменная беседка на набережной Свислочи в районе центрального загса столицы, к примеру, – обязательный атрибут проведения процесса бракосочетания. Специальная архитектурная форма для свадебных ритуалов украсила живописный склон у Свислочи в районе Троицкого предместья (фото 7). Такой объект носит не столько декоративную, сколько символическую функцию.

Важно подчеркнуть, что практически любая малая архитектурная форма имеет глубоко скрытое символическое и архетипическое значение. “В определенном смысле “инициацией” является любое направленное эмоциональное воздействие среды и “средовых” ситуаций на погруженного в них человека, и этот фундаментальный для культуры обряд может рассматриваться в качестве первичной модели (мифологемы) ее пространственного и образного построения” [9, с. 113]. Иначе говоря, функциональный объект в среде не используется, но взаимодействует, вступает с человеком в символический диалог-обмен, вызывая чувственные переживания.

Например, всяческие врата. Они “обеспечивают взаимный Переход различных экзистенциальных сфер: “внутреннего” и “внешнего”, своего и чужого… “Уйти за ворота” издревле означает именно изменение бытия, душевного состояния, образа поведения и жизни” [10, с. 160–161]. Ажурные ворота в Несвижский замок переводят нас из города в магнатскую резиденцию. Через храмовые ворота мы попадаем на территорию сакрального мира.

Городские оборонительные ворота-брамы не случайно становятся символами города. Поэтому их украшали, привносили в них религиозное содержание (каплицы в несвижской Слуцкой браме и Острой браме в Вильно). Разрушение шведскими войсками во время Северной войны каменных городских брам Мира и Несвижа имело не только стратегическое значение, но и символическое – города лишались своих символов.

Поэтому любопытным представляется проект монументальных въездных ворот в столицу по основным трассам. Такие “нефункциональные” формы являются своеобразными символами прибытия в город.

В некоторых случаях функциональные объекты могут иметь исключительно символическое значение. В ночь нового 2000 г. “ворота в миллениум”, установленные на Центральной площади Минска, пользовались ажиотажным спросом. Проход сквозь них воспринимался как обряд инициации в новое тысячелетие.

Малая архитектурная форма может стать даже символом города. Повсеместно популярен “Нулевой километр”, который просто обязан быть выразительной композицией, как у О.Х. Хайека (фото 8).

При создании знаков города используются традиционные технологии, материалы, темы, вплоть до прямого цитирования культурного достояния. В результате знаки въезда даже в небольшие города чаще всего не только обозначают место, но и выражают его самобытность. То есть не просто выполняют знаковую функцию, а, имея собственную художественную ценность, организовывают окружающее пространство. Как знак музея-заповедника Янки Купалы на железнодорожной станции “Вязынка” (фото 9). Традиционные белорусские материалы (дерево и металл) и технологии их обработки, образ, структура этого знака апеллируют к национальным традициям, а символически он сообщает о музее под охраной солнца, тепла и добра.

Нельзя не сказать о необходимости при подготовке архитекторов и дизайнеров более углубленного понимания специфики и методик проектирования малых архитектурных форм. Помимо функциональной, технологической, эргономической, экономической и эстетической составляющих проекта совершенно необходимо освоение приемов стилизации, свободного владения историческими стилями, принципов гармонизации среды.

 

 

 

 

 

 

 

Литература

1. Проблемы дизайна городской среды / Труды ВНИИТЭ. Сер. “Техническая эстетика”, вып. 29; ред. кол. Е.В. Асс [и др.]. – Москва, 1981. – 130 с.

2. Давтян, А.С. Улица: жизнь и вещи (Опыт дизайнерского анализа социокультурных отношений) / А.С. Давтян // Проблемы дизайна городской среды / Труды ВНИИТЭ. Сер. “Техническая эстетика”,
вып. 29. – Москва, 1981. – С. 44–52.

3. Коновалов, И.М. Исторические стилизации в дизайне как метод отражения материального наследия Беларуси / И.М. Коновалов // Дизайн и национальная культура: Материалы I Междунар. науч.-практ. конф., Минск, 25 апреля 2007 г. / Минский институт управления. – Минск: Изд-во МИУ, 2007. – С. 34–39.

4. Эко, У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию / У. Эко // СПб.: Петрополис, 1998. – 432 с.

5. Духан, И. Теория искусств: Категория времени в изобразительном искусстве и архитектуре: учеб. пособие / И. Духан. – Минск: БГУ, 2005. – 104 с.

6. Национальная стратегия устойчивого социально-экономического развития Республики Беларусь на период до 2020 г. / Национальная комиссия по устойчивому развитию РБ; Редкол.: Я.М. Александрович и др. – Мн.: Юнипак, 2004. – 200 с.

7. Грашин, А.А. Методология дизайн-проектирования элементов предметной среды / А.А. Грашин // Москва: Архитектура-С, 2004. – 232 с.

8. Хайек, О.Х. Farbwege – Цвет в жизнь: каталог работ / Союз художников СССР. – Штутгарт, 1989. – 232 с.

9. Розенсон, И.А. Основы теории дизайна: Учебник для вузов / И.А. Розенсон // СПб. : Питер, 2007. – 219 с.

10. Морозов, И.В. Архитектурная герменевтика: Текстологические аспекты теории архитектуры: Учебное пособие / И.В. Морозов // Минск.: Пейто, 1999. – 264 с.


Виды и назначение малых архитектурных форм

Уютная беседка, где можно почитать книгу или устроить чаепитие, красивый домик для колодца где-то в отдалении, декоративная мельница, под который не виден канализационный люк. Все эти элементы декора, называемые малыми архитектурными формами, придают участку индивидуальность и завершенность. К числу МАФ также можно отнести скамейки, на которых можно просто отдохнуть, любуясь пейзажем; вазоны; навесы; мостики над водоемами или над сухими ручьями; арки, обвитые зеленью; фонари, перголы; лестницы, отделанные природным камнем и др. Все они одновременно служат и зонирующими пространство декоративными элементами, но и имеют вполне утилитарное значение.

Эстетика и функциональность малых архитектурных форм

Мостики, беседки, лестницы, фонтаны и другие малые архитектурные формы не просто дополняют дизайн участка, а расставляют акценты, придавая ему законченный вид. Они подчёркивают индивидуальность вашего двора или участка перед домом. При этом разные декоративные постройки на участке могут иметь и вполне утилитарное назначение. С помощью этих построек будет просто сориентироваться, для чего предназначена каждая зона участка: для отдыха, игр или проведения пикников и барбекю.

В вазоны можно высадить любимые растения. Навес под машину заменит гараж.  Декоративные мельницы могут скрыть поверхностную часть колодца или канализационный люк, служить в качестве элемента игровой зоны для детей или даже небольшим хозблоком. Домик для колодца защитит воду от попадания в нее грязи с поверхности, а также скроет насос, поднимающий ее вверх.

Особенности малых архитектурных форм

Можно выделить три основных вида МАФ:

  • универсальные, то есть предназначенные для повседневного использования, такие как садовые скамейки, фонари или урны для мусора;
  • декоративные, призванные украшать собой ландшафт — это фонтаны, разнообразные скульптуры и статуи, мостики и т. п.;
  • для проведения досуга — детские площадки, шведские стенки.

Постройки, носящие утилитарный характер, выполняются согласно эстетическими и архитектурным требованиями, предъявляемым к озелененным объектам. Поэтому так важен подбор правильных материалов для них.

Они должны быть построены из материалов, имеющих хорошую устойчивость к воздействию неблагоприятных факторов внешней среды. К примеру, если вам потребовались деревянные домики для колодцев в Ярославле, то нужно не только выбрать материал высокого качества, но и позаботиться о его пропитке. Антисептический раствор для деревянных поверхностей, которым обрабатывают постройку, повышает износостойкость поверхности, защищая ее от нежелательных погодных явлений, а также осадков.

Для изготовления малых архитектурных форм используют дерево, металл, кирпич, бетон и полимеры. Дерево – один из наиболее часто используемых видов материалов особенно, когда дело касается детских площадок или горок. Деревянные детские площадки, домики, горки, декоративные мельницы, домики для колодцев, арки, беседки надёжны и долговечны, поскольку исходные материалы для них проходят проверку на качество и безопасность.

Не удается найти страницу | Autodesk Knowledge Network

(* {{l10n_strings.REQUIRED_FIELD}})

{{l10n_strings.CREATE_NEW_COLLECTION}}*

{{l10n_strings.ADD_COLLECTION_DESCRIPTION}}

{{l10n_strings.COLLECTION_DESCRIPTION}} {{addToCollection.description.length}}/500 {{l10n_strings.TAGS}} {{$item}} {{l10n_strings.PRODUCTS}} {{l10n_strings.DRAG_TEXT}}  

{{l10n_strings.DRAG_TEXT_HELP}}

{{l10n_strings. LANGUAGE}} {{$select.selected.display}}

{{article.content_lang.display}}

{{l10n_strings.AUTHOR}}  

{{l10n_strings.AUTHOR_TOOLTIP_TEXT}}

{{$select.selected.display}} {{l10n_strings.CREATE_AND_ADD_TO_COLLECTION_MODAL_BUTTON}} {{l10n_strings.CREATE_A_COLLECTION_ERROR}}

Стандартизация малых форм в архитектуре 1960-70-х гг.

как маркер двух типов организации городской среды

Аннотация. В статье выдвигается предположение о том, что в 1960-е и в 1970-80-е советская градостроительная практика основывалась на различных моделях городской среды. Это были не просто разные типы планировки, а разные системы контроля за поведением человека. Это различие наиболее заметно маркируется изменением в малых архитектурных формах.

Градостроительство в целом – крупный, а потому во многом инерционный процесс. Он, разумеется, отражает общественные тенденции, но делает это с «большим шагом», в значительном временном периоде. Об изменениях, происходящих в обществе, куда оперативнее свидетельствуют изменения в малых областях архитектурного творчества. Анализируя их, мы, к примеру, можем говорить о принципиальном различии двух периодов модернизма в советской архитектуре.

Наступление в 1950-е гг. эпохи градостроительного модернизма стало для советского человека культурной революцией, превзошедшей по степени воздействия на структуру социума влияние сталинского неоклассического стиля. Причина этого в том, что модернизм представлял собой искусственно привнесенный внешний опыт, тогда как «большой стиль» был исторически-детерминированным культурным явлением, социальные причины появления которого были сугубо внутренними – бедность и малая техническая оснащенность страны. В архитектуре именно эти факторы, вкупе с социальными стереотипами благополучия «из хижин во дворец», определили возврат в 1930-е гг. к художественному языку символизма, со свойственной тому поэтикой ремесленничества. Конкретный образный ряд этой поэтики, все эти кампанилы, ордера, вазоны, балюстрады с балясинами и пр. не был так уж принципиален. Впрочем, когда пришла «современность», именно с внешними проявлениями предшествующей поэтики – символизмом, аллегоризмом и жанровостью в любых формах – надо было демонстративно покончить. «В противном случае мы останемся в эстетике пленниками эстетизма или переоценки образа (и как следствие – украшательства в архитектуре) во вред понятию (а, следовательно, нужному и полезному для человека), за которое успешно выступало современное революционное движение в архитектуре» [5. C. 272]. Эта цитата из трудов итальянского марксиста вполне четко проговаривает «легенду» действий модернистов – «образы заменить понятиями», – хотя ничего в ней не объясняет.

О каких понятиях, применительно к советской реальности, может идти речь? То, что архитектурные решения основного массива градостроительства 1960-80-х гг. мало обогатят визуальную память соотечественников, было как-то сразу понятно даже самим творцам. Уже в 1957 г. в анкете Международного союза архитекторов, приуроченной к проведению в Москве его Пятого конгресса, имелся вопрос: как избежать монотонности и шаблона в планировке и застройке новых городов [1].

Так что «понятия нужности и полезности» в градостроительной практике советского модернизма уж точно не имели отношения к сфере эстетических проблем. Их первопричина была политическая: после разброда середины 1950-х, вооружившись вновь сформированным каноном «советского», власть пыталась совладать со стремительно обновляющейся, в первую очередь – технологически – реальностью, противопоставляя ей идеологически неизменного, т. е. обитающего вне реальности, человека. «Одной из важнейших задач коммунистического строительства является формирование нового человека – гармонично развитого, всесторонне воспитанного, широко образованного, беззаветно преданного народу, великому делу Ленина. Составная часть коммунистического воспитания – воспитание эстетическое» [2. C. 5]. И это такого сорта эстетическое воспитание, что призвано оно лишь способствовать убеждению обывателя в том, что никакие технологические модернизации в любой перспективе развития не способны пошатнуть незыблемые идеологические основания общественной жизни.

Простейший прием убеждения, применяемый в этом случае «эстетической пропагандой», – демонстрация количественного нарастания реальности. И типовая застройка – самый заметный пример такого нарастания. Ведь «большой стиль», при всем своем единстве, сохранял региональную привязку: строительство всегда воспринималось как строительство в конкретном месте. А безликие хрущевки – это новостройка «в принципе». Бесконечные «черёмушки» по всей стране, повинующиеся то ли принципу «здесь, как везде», то ли «везде, как здесь».

Удивительна взаимосвязь количественного нарастания визуально упрощенной и стандартизированной городской среды и роста благосостояния людей. Сложно понять, что первично. Очевидно лишь, что примирение людей с жизнью в таком пространстве объясняется не только мифологией бегства из коммуналок и получения пусть плохого, но отдельного жилья. Здесь необходима частичная потеря культурной памяти, причем на довольно глубоких уровнях, определяющих идентичность; ведь тип общежития «черёмушек» не имел предпосылок даже в практике жизни в бараках.

Полагаю, что этой амнезии способствовало изменение способов видения и восприятия окружающего; по крайней мере, среди горожан. Чему содействовали, в ряду прочего, рост кинопроката и изменение его социальной роли, а также появление телевидения. Сошлюсь здесь на работу французского автора Поля Вирильо, переносящего медицинские теории дислексии, устанавливающие связь между состоянием зрения и речью, в более широкую общекультурную сферу. Он описывает, как типическую, ситуацию, когда происходит «частое ослабление центрального (фовеального) зрения, средоточия наиболее острых ощущений, в сочетании с нормальной силой зрения периферийного, в той или иной степени рассеянного. Происходит диссоциация видения, гомогенность уступает место гетерогенности, и этот процесс приводит к тому, что, словно под воздействием наркоза, серии зрительных впечатлений кажутся нам бессмысленными, не нашими; они просто существуют, словно бы всё сообщение повинуется теперь единственно скорости света» [4. C..21]. Так же он ссылается на Вальтера Беньямина, говоря о том, что в ХХ веке изображение пришло на смену слову, а потом ему уже нечего стало сменять; слова больше не имели образов, образы не вызывали слов, и в обществе стал явственен рост зрительно неграмотных. Вот такая архитектура, предполагающая дислексию зрения, «архитектура эпохи телевидения, за которым следят краем глаза» и есть основа советского градостроительства 1960-1970 гг.

Советский обыватель в 1960-е гг. освоил это пространство. И если сталинские высотки стали для него в это время «впечатанным в память стереотипом», потому что он об их символике-аллегорике уже ничего не знал и как текст ее читать не мог, то, к примеру, о «мишкиных книжках» (творение Михаила Посохина на проспекте Калинина в Москве) он знал все. Просто потому, что об этом знать было нечего. Язык «книжек» в этом случае – мозаичный текст, воспринимаемый только периферийно. Ну, кроме праздников, когда из освещенных окон высвечивались слова «СССР» или «КПСС».

С малыми архитектурными формами, соразмерными человеку, ситуация несколько иная. Советская идеология сочла опасным, что наряду с определяемыми государством прагматическими системами (регулирующими соотношения между знаковыми системами и теми, кто их использует), в обществе могут складываться в относительно устойчивые формы прагматики, своим происхождением обязанные традиционному культурному ресурсу, к примеру, этническому. Что отчасти происходило в практике оформления мест захоронений, например. Во избежание распространения таких практик государственному контролю надо было «наполнить» пространство города некими символическими товарами. Эту роль в 1960-е взяли на себя преображенные стандартизированные малые формы, с которыми уже к концу 1970-х приключилась новая трансформация, свидетельствующая о появлении другого типа городской среды, отличного и от города 1950-х и от города 1960-х гг.

Форматы двух разных типов города советского архитектурного модернизма мы и сравним – для начала, на примере скульптурных изображений парнокопытных животных.

Вот фрагмент текста, посвященного описанию сквозного рельефа «Лань с детенышем», выполненного И.С.Ефимовым для санатория в Цхалтубо: «…отсутствие объёма и структурность контура, сквозь который видна листва деревьев, создает впечатление пульсирующего изменчивого и живого изображения. Создаются зрительные отношения, удачно выражающие сам характер этих пугливых животных. Всё это говорит о том, что выбор художественной формы и изобразительного приема целиком совпадает с образом изображения, помогает его раскрытию. <…> Однако первое, что бросается в глаза при рассмотрении этого рельефа, это условность и необычность взаимосвязи формы с окружающим пространством» [3. C. 126].

Прошло 12 лет, и вот фрагмент другого текста другого автора: «Так, сквозной рельеф скульптуры «Олень» удачен отсутствием объема и ажурностью контура. Сквозь скульптуру всегда видна листва близко посаженного кустарника. Движение его от ветра создает изменчивое и живое изображение, выражающее характер этого порывистого животного. То есть, художественная форма и изобразительный прием совпали и, кроме того, обеспечили перетекание пространства участка, обогащающее архитектуру, скульптуру, ландшафт» [6. C. 14].

В этих двух текстах сходство описаний реальной скульптурной Лани с гипотетической скульптурой Оленя нам не очень интересно. Интересны различия. И, разумеется, речь не о том, что в первом случае сквозь контур видны деревья, а во втором – кустарники.

В первом случае автор (А.Н.Бурганов) еще позволяет себе по старинке употребить слово «образ» и говорить о взаимосвязи формы и пространства. Пусть это предельно абстрагированная форма: «В условиях современного строительства блоки типовых домов, созданные при помощи машин, имеют четкие очертания и резко выделяются среди окружающей природы. Так называемые “малые архитектурные формы” – плескательные бассейны, скамейки, вазы и т.д. – должны соответствовать этой современной архитектуре. Декоративная скульптура, естественно, тоже не должна отрываться от общего стиля ансамбля. Она вынуждена принять ту обобщенность форм, которая характерна для современной архитектуры» [3. C. 123-124].

Для человека в этом пространстве допускается проявление индивидуального поведения. Но это поведение может быть лишь статичным – замереть и наблюдать. Поэтому лучшая скульптура – это решетка, либо декоративный забор со множеством отверстий, которые ничего не разграничивает. Такая скульптура просто указывает человеку на возможность места, точки (обо)зрения мира. Неспроста в моду вошли, особенно в оформлении детских площадок или предназначенных для детей зданий, рельефные изображения морских рыб на таких решетках. Их парадоксальность – рыбы на суше – как бы предполагает новый, а потому «свой» взгляд на окружающее.

В тексте второго автора (Б.М.Мержанов) образ уже совершенно закономерно не упомянут; речь идет только о понятии «порывистости». Нет и взаимосвязи предмета и окружающего пространства, так как главным становится включенность в общий процесс функционирования городской системы («перетекание»): «…необходимо совместить два графика. Первый – функциональный график движения людских потоков; второй – график запрограммированных авторами эстетических восприятий фрагмента жилой среды человеком, для которого она создана. Таким образом, комплекс зрительных впечатлений должен быть максимально выявлен с наиболее эффективных по ходу движения точек. В этом и заключается определенная композиционная закономерность при проектировании малых архитектурных форм – функциональное единство жилой среды» [6. C. 11].

Для человека в этом пространстве допускается только динамика и, как следствие, отсутствие собственного мнения, ведь зрительные впечатления ему уже предписываются. Даже отдых – это временное пребывание внутри динамической системы в специально ограниченной и отграниченной подсистеме, выстроенной, с помощью малых форм, по «понятиям»: «камень, дерево, растения в вазе олицетворяют природу» [6], и т.д. Основные принципы формирования пространства – максимальное использование естественных условий ландшафта (ничего парадоксального), что важно из-за психологических перегрузок горожан. Цель – создание городской среды как оперативно закрытой системы, не способной ни ориентировать обывателя на возможность предпринять действия за своими границами, ни реагировать на действия извне. В этой культуре, в 1970-е, лучшей малой архитектурной формой становится монотонный глухой железобетонный забор – главное украшение окраин советских городов, их крепостные стены (постепенно проникавшие – через стройки, промзоны и разные закрытые объекты – в центр города).

Проверим ту же эволюцию на ином примере. Здесь, к тому же, тексты будут принадлежать одному автору.

В 1963 году на Карельском перешейке возник детский оздоровительный городок «Солнышко». Рассчитан он был на 2300 детей дошкольного возраста, проживавших там полгода или год. Проект планировки принадлежал мастерской №3 института «Ленпроект», строительство вел трест № 104 Главленинградстроя. «Создание “Солнышка”, по существу, один из первых в Ленинграде крупных экспериментов в области синтеза искусств, открывающего широкую дорогу дальнейшим творческим поискам. В 1965 году работа проектировщиков и строителей детского оздоровительного городка “Солнышко” была заслуженно отмечена первой премией на смотре-конкурсе, ежегодно проводимом Госстроем РСФСР» [7. С. 114].

Для оформления игровых площадок «Солнышка» характерно использование декоративных бетонных перегородок с проходами и воротами, ничего не разграничивающими и не являющимися обозначениями некой «зоны перехода». Это просто привязка детей на местности. Особенно интересно обучающее детей аллегорическое решение идеи современной архитектуры. «К автотреку примыкает площадка для строительных игр. Композиции из разноцветных бетонных кубов образуют на этой площадке “лабиринты”, “города”, “крепости”. Воспитательница раздает детям цветные деревянные кубики-вкладыши, которыми можно наполнить бетонный куб или “достроить” его. Оборудование этой площадки рассчитано на развитие творческой фантазии детей» [7. С. 114].

Опыт 1960-х Ю.Б. Хромов подытожил в книге, вышедшей в 1973 г. А уже в 1974 г. его представления об идеальной детской строительной площадке переменилось: «Идея создания площадок с предоставлением детям строительных материалов и соответствующего оборудования принадлежит датскому ландшафтному архитектору Сьоренсену. Одна из первых строительных площадок такого типа была сооружена в парке датского города Емдрупа. Прямоугольная в плане площадка размерами 6300 м² была окружена земляным валом с зелеными откосами, украшенными цветниками, живыми изгородями из кустарника и группами деревьев. На площадке имеется павильон, где размещены две мастерские для любительского труда со станками и верстаками, туалеты, помещения для игр, для хранения оборудования и инвентаря, комната для воспитателя. В композицию павильона включена пéргола, под навесом которой размещены столы для изготовления моделей и строительных элементов.

Площадка открыта с апреля по ноябрь. В этот период дети строят на территории городка 100 игровых домиков. После окончания строительства домиков дети разбивают около них небольшие садики, сажают цветы. Осенью дома разбираются. Материалы для строительства – доски, кирпичи, кисти и краски выдает детям воспитательница в павильоне обслуживания. Рядом с площадкой – большой цветочный сад, откуда дети получают рассаду для своих маленьких садиков» [8. С. 106]. Т.е. мы наблюдаем не просто точку привязки детей к пространству, занятому взрослыми или «природой», как в случае «Солнышка», а их изоляцию от этих пространств в сформированной оперативно закрытой системе; только вместо забора здесь использован экзотический для советского опыта земляной вал. Подобный идеал и должен был формировать новую советскую городскую среду. А то, что он как бы иностранный – ничего удивительного, ибо его действенность и основана на том, что это целиком привнесенный внешний опыт.

Точкой окончательного перехода из одного формата бытования искусства малых форм в другой является 1972 год, года в октябре, по инициативе Правления Союза архитекторов СССР, в Кишиневе состоялось Всесоюзное творческое совещание «Современный облик и художественный колорит города». Интерес к теме объяснялся проведенным тогда сокращением рабочего дня, что вызвало необходимость переноса идеологического контроля из производственной сферы в сферу досуга. Формой контроля, среди прочего, была перекомпоновка города. Так, детские игровые площадки преимущественно должны были быть на территории детского сада, а не в общественном дворе. Которого, как такового, и быть не должно.

Любовь к решеткам, а более – к бетонным заборам как средству разграничения и оформления городского пространства в те годы была концептуальной, и происходила от состояния духа. Основополагающие понятия которого вокруг нас выражали, вместе с заборами, еще и бордюрные камни… К счастью, ненадолго, – социум постепенно разваливался, подходила эпоха граффити, когда частные захватчики вновь покоряли разграниченный прежде общественный мир.

[1] Анкета МСА: Строительство и реконструкция городов 1945 – 1957 гг. – М., 1958. – 12 с.

[2] Бартенев И.А. Детские сады, школы. Серия «Детей окружает искусство». – Л.: Художник РСФСР, 1966. – 68 с.

[3] Бурганов А.Н. Художественное решение участков жилой застройки // Прикладное искусство и современное жилище. Сб. п/р С.М.Темерина. – М.: издательство Академии Художеств, 1962. – с. 122 – 148.

[4] Вирильо П. Машина зрения [Текст] / Поль Вирильо; [пер. с фр. А.В. Шестакова под ред. В.Ю. Быстрова]. – СПб.: Наука, 2004. – 144 с.

[5] Вольпе Г. Критика вкуса [Текст] / Гальвано делла Вольпе; [предисл. и общ. ред. К.М. Долгова; пер. Г.П. Смирнова, Э.В. Цветковского]. – М.: Искусство, 1979. — 352 с., [13] л. ил.

[6] Мержанов Б.М. Малые формы в архитектуре жилой застройки. – М.: Знание, 1974. – 58 с.

[7] Хромов Ю.Б. Новое в благоустройстве Ленинграда. – Л.: Лениздат, 1973. – 128 с.

[8] Хромов Ю. Б. Планировка и оборудование садов и парков. – Л.: Стройиздат, 1974. – 160 с.

ведущий научный сотрудник, Российский научно-исследовательский

институт культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),

25 Архитектурно-очаровательные крошечные дома и пространства

На протяжении десятков тысяч лет девизом архитектора было «чем больше, тем лучше». Монументальная архитектура была символом цивилизованного общества, богатства, престижа и успеха. Архитекторы, придумавшие великие пирамиды, собор Святой Софии и сокровищницу в городе Петре, определенно хотели

, чтобы заявить о себе своими монументальными сооружениями. И определение «особняк» связано не столько с качеством дома, сколько с его РАЗМЕРОМ.

Управляйте своим следующим проектом крошечного дома с помощью нашего специализированного программного обеспечения для управления проектами для архитекторов. Узнать больше.

Но есть зарождающееся архитектурное движение, которое переворачивает с ног на голову принцип «чем больше, тем лучше». Крошечные дома и крошечные здания сосредоточены на том, чтобы сжать здание до минимально возможного пространства, но при этом создать дом или офис, который будет функциональным, красивым и приятным для пребывания. Крошечные здания переосмысливают то, как мы взаимодействуем с пространством, и бросают вызов архитекторы, чтобы думать о зданиях совершенно по-новому.

Архитекторы и их клиенты во всем мире проникаются любовью к «маленькому». Вот 25 самых красивых дизайнов крошечных зданий.

 

Интерьер современной юрты.

1. Новое изобретение юрты

На протяжении веков юрты использовались кочевыми азиатскими и ближневосточными племенами, которые перемещались через пустыни по торговым путям. Юрты — это большие уютные палатки, которые можно легко разобрать и переместить. Они чрезвычайно прочны и предназначены для того, чтобы выдерживать суровые условия жизни в пустыне.Теперь, когда крошечные здания становятся крупным бизнесом, многие предприимчивые фирмы ищут способы включить технологии юрт в свои проекты.

 

Красивый деревенский дом со всеми современными требованиями.

2. Крошечный деревенский дом

Малисса и Крис Так хотели упростить свою жизнь, поэтому они продали свой типичный загородный дом и потратили 800 часов и 20 000 долларов на строительство этого красивого крошечного деревянного дома площадью 140 квадратных футов. Здесь есть кухня, ванная комната, гостиная (в комплекте с гигантским настенным iMac) и спальная зона на чердаке.Большие окна зрительно увеличивают пространство. Сейчас Малисса ведет веб-сайт под названием The Tiny Tack House, посвященный их переезду в крошечную жизнь, и даже пишет книгу о планировках крошечных домов.

 

Квартира Чанга.

3. Квартира Чанг

Гэри Чанг превратил многоквартирную квартиру своей семьи площадью 330 кв. м в элегантное современное пространство, создав ряд раздвижных панелей, которые можно перемещать по пространству в различных комбинациях. Его панели могут создавать 24 различных пространства, создавая ванные комнаты, кухни, жилые помещения и даже спальню для гостей. Когда панели перемещаются, они обнаруживают скрытые места для хранения и укромные уголки. Чанг называет эти системы «бытовыми преобразователями». Увидеть больше о квартире Чанга.

 

Яичный дом Эксбери.

4. Яичный домик Эксбери

The Exbury Egg House разработан в результате сотрудничества PAD Studio, Стивена Тернера и SPUD Studio. Группа представила себе крошечный дом, построенный с использованием техники строительства лодок, которые могли бы плавать по воде. Они придумали эту волнистую яйцеобразную структуру, которая будет плавать на воде и включает в себя все удобства в доме — плиту, душ и кровать.Энергия поступает от солнечных батарей на верхней части яйца. Посмотрите еще несколько изображений яйца Эксбери.

 

12 Проект кубического дома.

5. Двенадцать кубиков

После того, как Джеймс Стюарт услышал о бездомной женщине, которая погибла, когда огонь охватил ее картонный дом, он основал Twelve Cubed, компанию, которая проектирует и производит дома размером 12x12x12 футов. Дома двухуровневые и содержат все необходимое, включая кровать, кухню, письменный стол и ванную комнату. Стив жил в одной из своих квартир «Двенадцать кубов» в течение восьми месяцев, чтобы доказать, что это возможно, и он работает с несколькими местными органами власти, чтобы попытаться сделать свои квартиры недорогим вариантом жилья.

 

Хижина Скотта Ньюкирка.

6. Хижина в лесу

Модельер Скотт Ньюкирк построил эту потрясающую хижину в лесу, чтобы сбежать из бетонных джунглей. Кабина 14×14 футов полностью сделана из вторичного дерева и полностью автономна. Скотт использует кабину летом, чтобы расслабиться, и, чтобы помочь ему сбежать из мира технологий, он полностью убрал из кабины электронные устройства, от цифровых часов до компьютеров.

 

Дом.

7. Нет места лучше дома

Трудно поверить, что этот роскошный просторный дом на самом деле представляет собой трейлер площадью 221 кв. фут. Расположенный в Ашленде, штат Орегон, дом был спроектирован Эндрю и Габриэллой Моррисон и был построен в течение четырех месяцев при бюджете всего в 33 000 долларов. Как и многие архитекторы и строители крошечных домов, Моррисоны смогли обойти определенные строительные нормы и правила, создав дом на колесах. Черные шкафы делят пространство, а также служат в качестве хранилища, а в доме есть полностью оборудованная кухня с духовкой, варочной панелью, холодильником на 18 кубических футов и винной полкой.

ДОМ находится вне сети, а это означает, что пара живет практически бесплатно, без ипотеки и счетов за коммунальные услуги.

 

Дом OTIS — проект студентов.

8. Дом ОТИС

16 студентов программы «Возобновляемая энергия и экологический дизайн» в колледже Грин-Маунтин (Вермонт) создали этот уникальный и красивый крошечный дом. Капсулу OTIS (Optimal Traveling Independent Space), имеющую аэродинамическую форму, можно буксировать на стандартном трейлере размером 5×8 футов.Система сбора дождевой воды обеспечивает внутреннюю сантехнику, а солнечные батареи обеспечивают крошечный дом собственным источником электричества. Красивое окно собора, закрывающее одну стену, делает это пространство уникальным и прекрасным.

Узнайте больше об OTIS на Grist.

 

Крошечный домик перекати-поле.

9. Крошечные домики из перекати-поля

Пожалуй, самая известная компания, стоящая в авангарде движения за крошечные дома. Дома перекати-поле причудливы, уютны и просты в строительстве, спроектированы таким образом, чтобы владельцы могли строить их самостоятельно на основе планов, которые они покупают и загружают примерно за 500 долларов.Этот крошечный дом является их резиденцией EPU, размером 15 x 8 футов с крыльцом 7,5 x 3 фута. В нем есть кровать-чердак, письменный стол, камин, влажная ванна и достаточно места, чтобы повесить (действительно маленькую) кошку. Этот крошечный дом даже был показан на шоу Опры!

 

Прекрасные виды из дома Eagle Point.

10. Крошечный дом Игл-Пойнт

Игл-Пойнт, спроектированный командой Prentiss Architects, представляет собой отдаленную хижину на острове Сан-Хуан, штат Вашингтон. Кабина с крышей из живой травы может похвастаться одними из самых захватывающих видов на северо-запад Тихого океана.Интерьер спроектирован так, чтобы быть удобным и создавать ощущение пространства на небольшой площади. Смотрите больше изображений с Игуэль Пойнт.

 

Эко-Окунь.

11. Эко-сиденье

Архитектурная фирма Blue Forest создала Eco Perch — простое жилище, которое можно было буквально «приютить» где угодно, даже на дереве. Eco Perch, построенный из натуральных материалов, вмещает до четырех человек и может быть собран на месте всего за пять дней. Имея площадь всего 20 x 26 футов, Eco Perch вмещает в себя много стиля, экологических сертификатов и полезности в небольшом пространстве.Узнайте больше об Eco Perch.

 

Крошечный дом студента Йельского университета.

12. Град Корпус

Когда Элизабет Тернбулл, аспирант кафедры экологических исследований Йельского университета, захотела сэкономить деньги и поэкспериментировать с экологически безопасным жильем, она обнаружила, что типичного студенческого жилья катастрофически не хватает. Поэтому она построила свой собственный крошечный дом площадью 144 кв. м из экологически чистых и устойчивых материалов, таких как сертифицированная FSC древесина, переработанные окна и нетоксичная отделка.Смотрите видео о доме Тернбулла.

 

Дом на пляже Вангапуа.

13. Жизнь на пляже

Эта портативная пляжная резиденция на салазках прибывает из Вангапуа, Новая Зеландия. Если прилив угрожает вашему первому шагу, вы можете просто сдвинуть свой дом в более подходящее место. Две толстые деревянные плиты, разработанные командой Crosson Clarke Carnachan, не только поддерживают конструкцию, но и позволяют легко перемещать ее с места на место. Любоваться закатами над океаном с террасы на крыше — это блаженство! Смотрите больше от Beach House здесь.

 

Футуристический интерьер «Кляксы».

14. Капля

dmvA Architects спроектировали этот ультрасовременный передвижной крошечный дом Blob VB3. Благодаря своему футуристическому стилю и большому пространству для хранения, Blob может стать проблеском нового поколения мобильных домов. Задняя часть откидывается, превращаясь в затененную «палубу», и все, от кухонной техники до душа и кровати, хранится внутри просторного интерьера. Интересно, что Blob сделан в основном из полиэстера.

 

Дома Rollit работают как гигантское колесо для хомяка.

15. Дома Роллит

Эти стильные крошечные домики, спроектированные студентами Университета Карлсруэ в Германии, имеют волнообразные стены и поверхности, образующие кровати, кушетки, скамейки, душ, туалет и другую мебель. Чтобы изменить использование комнаты Rollit, владелец встает в центре и ходит, вращая дом, как гигантское колесо хомяка.

 

Тощий дом.

16. Тощий дом

Когда недвижимость в цене, предприимчивые архитекторы могут выжать жилую площадь из, казалось бы, невозможных участков.Польский архитектор Якуб Сезесны разместил эту квартиру — возможно, самую маленькую в мире — между двумя другими зданиями. Здесь нет окон, за столом могут разместиться только двое, а на кухне есть холодильник, достаточно широкий только для двух газированных напитков. Смотрите больше изображений Skinny House.

 

Ксерохаус

17. Зерохаус

Благодаря сложной встроенной компьютерной системе Xerohouse полностью автоматизирован и самодостаточен, вырабатывая собственное электричество от солнечных батарей на крыше, перерабатывая собственные отходы и собирая дождевую воду.Две сложенные друг на друга комнаты создают третье пространство для жизни на свежем воздухе, дополняя сегодняшнее экологичное крошечное жилище от архитекторов Шпехта Харпмана. Узнайте больше о Xerohouse.

 

Квартира Тима Сеггермана в Нью-Йорке.

19. Квартира в Нью-Йорке

В «Большом яблоке» пространство в большом почете, поэтому предприимчивые жители квартир идут на крайние меры, чтобы эффективно использовать свое пространство. Бруклинский архитектор Тим Сеггерман спроектировал эту квартиру площадью 240 квадратных футов, чтобы дать жителям больше отдачи от затраченных средств.Пространство включает в себя этот уютный книжный уголок.

 

Стильная и уютная польская квартира.

20. Фактор 3XA — Стильная жизнь в городе

Смогли бы вы жить в квартире площадью всего 29 кв. м (316 кв. футов)? С таким умным дизайном, как этот, это определенно возможно. Польская дизайнерская фирма 3XA Architects создала «полумезаннин» для размещения кровати, тем самым увеличив полезное пространство в квартире. Кухня и столовая становятся единым пространством, а книжные полки создают фокус.

 

Дом наполнен утеплителем из грибов.

21. Сила грибов

Итак, этот Грибной Дом выглядит не более чем садовым сараем на колесах, и, честно говоря, это потому, что это не так. Но то, что это ЯВЛЯЕТСЯ, является прототипом уникального нового продукта, который может произвести революцию в крошечном домостроении. Изоляция из мицелия (грибных грибов) изолирует этот крошечный дом, сохраняя прохладу летом и тепло и сухость зимой. Этот грибной утеплитель выглядит и ощущается как стандартный утеплитель, за исключением того, что он не выделяет вредных токсинов и оказывает положительное влияние на окружающую среду при выращивании.

 

NOMAD микродом.

22. НОМАД, Бродяга, называй меня как хочешь.

Мини-дом NOMAD разработан, чтобы быть лучшим в дизайне крошечного дома своими руками. Созданный в плоской упаковке, дом можно быстро доставить на место и собрать, следуя инструкциям, точно так же, как мебель из ИКЕА. В уникальной мере для экономии места кухонные скамейки и полки также образуют ступеньки в спальню на чердаке. Доступная, портативная и стильная альтернатива крошечному зданию. Узнайте больше о NOMAD здесь.

 

Хоббит Хаус — домашний офис.

23. В норе в земле жил хоббит

И он, вероятно, жил бы в хоббичьей норе с официальной лицензией от Wooden Wonders, которая создает хоббичьи норы по индивидуальному заказу для самых разных целей, от курятников и детских игровых домиков до коттеджей. Норы хоббитов уютны, малы и удобны, и это прекрасный способ увеличить пространство в существующем доме. Многие люди, такие как нора писателя на этой картинке, создали в своих садах собственные хоббичьи норы, чтобы использовать их в качестве кабинета или секретного уголка.

24. Новости судоходства

 

Архитектура морских контейнеров.

Вышедшие из употребления транспортные контейнеры могут быть интересным источником для базовой конструкции здания, но для их превращения в «пригодное для жизни» состояние требуется много работы. Мобильное устройство Lot-ek — пример правильной архитектуры морских контейнеров. Модули выдвигаются, образуя обеденный уголок, кухню и ванную комнату. Если дом будет перемещен, модули вдвигаются обратно, возвращая контейнеру его первоначальную форму, и могут быть отправлены как есть.

25. Самый маленький в мире «дом».

 

Площадь этого дома составляет всего 1 кв.

Архитекторы всегда пытаются раздвинуть границы, и немецкий архитектор Ван Бо Ле-Ментцель не исключение. Он создал переносной дом в форме дома площадью всего один квадратный метр. Дом достаточно легкий, чтобы его можно было катать на колесах, а когда он облицован плиткой на боку, в нем достаточно места, чтобы лечь и поспать. Ле-Ментцель создал это пространство, потому что хотел, чтобы люди по-новому определили свое представление о «доме».Тем не менее, многие правительства и частные лица по всему миру связывались с ним по поводу покупки его домов площадью 1 кв.

Узнайте больше о крошечном доме Ле-Менцаля.

Вы когда-нибудь проектировали крошечный дом для одного из ваших клиентов? С какими уникальными проблемами вы столкнулись?

 

10 малых архитектурных фирм, за которыми стоит следить в 2020 году

Примите участие в 8-й ежегодной премии A+Awards, чтобы получить шанс на международную публикацию и всемирное признание.Отправьте свои проекты по телефону 8 мая 2020 г. для участия в крупнейшей в мире программе награждения в области архитектуры и строительных материалов.

В архитектуре размер практики обычно определяет работу, которую они берут на себя. В то время как дизайн выходит за рамки типологий и мест, масштаб однозначно связан со структурой офиса и тем, как они создают идеи и рисунки. Меньшим фирмам обычно нужно быть более гибкими, и, в свою очередь, их работа сильно зависит от людей, которые составляют каждую команду дизайнеров.

Благодаря системе общественного онлайн-голосования и междисциплинарному жюри программа A+Awards дает каждой фирме равные возможности получить признание, независимо от ее размера, местоположения или существующего положения в отрасли. Убедитесь, что ваша фирма представляет свой последний проект для участия в 8-й ежегодной премии A+ Awards до окончательного срока подачи заявок 8 мая 2020 года, чтобы претендовать на всемирное признание:

Участие в 8-й ежегодной премии A+Awards

Следующие отмеченные наградами A+Awards офисы, в каждом из которых работает менее 25 сотрудников, доказали, что A+Awards может стать трамплином для достижения успеха в глобальном масштабе.Изучая форму, пространство и участие сообщества, эти инновационные фирмы производят работу, которая выжимает максимальный потенциал из членов их творческой команды. Часто используя несколько шляп для создания партнерских отношений для совместной работы, каждый офис использует свой размер для создания работы, которая больше, чем они сами. Внимательно следите за этими практиками и их расширяющимися портфелями в 2020 году и далее:


Школа искусств и дизайна Колледжа керамики штата Нью-Йорк by kon.5 архитекторов, Альфред, Нью-Йорк, 2014 г. Победитель жюри A+Award в категории «Художественные галереи»

ikon.5 architects — дизайнерская фирма, основанная в 2003 году, с портфолио проектов, обслуживающих высшие учебные заведения, некоммерческие организации, учреждения культуры и бизнес-корпорации. Каждый из их проектов разработан таким образом, чтобы быть укорененным на своем месте и основываться на идеях, ценностях и традициях людей, с которыми они работают. Как широкомасштабная практика в архитектуре и дизайне интерьеров, они стремятся создать архитектуру, которая вдохновляет и выдерживает испытание временем.Они также привержены сохранению природных ресурсов и максимальной заботе об окружающей среде в своих проектах.

Ознакомьтесь с портфолио архитекторов ikon.5 >


Hy-Fi от The Living, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, 2015 г. Победитель жюри A+Award в категории павильонов

Дэвид Бенджамин и Су-ин Ян создали The Living в 2004 году. Студия сочетает исследования и практику, изучая новые идеи и технологии посредством прототипирования. Работа студии охватывает сложность на пересечении идей, технологий, материалов, культуры, людей, не-людей и окружающей среды.

Сосредоточив внимание на пересечении биологии, вычислений и устойчивости, студия сформулировала три концепции использования живых организмов для архитектуры: биовычисления, биосенсоры и биопроизводство. Студия приветствует быстрые изменения, принимает дизайн с неопределенностью, разрабатывает правила, а не формы, и создает дизайн с непостижимой силой.

Ознакомьтесь с портфолио The Living >


OneOcean Marina Port Vell от SCOB Architecture & Landscape, Барселона, Испания, популярный победитель A+Award 2016 г. в категории «Марины и порты»

Серхи Карулла и Оскар Бласко — архитекторы и ландшафтные дизайнеры.В 2005 году они основали архитектурно-ландшафтную студию SCOB, где разрабатывали проекты, объединяющие обе дисциплины. Их работа была признана на национальном и международном уровнях благодаря нескольким конкурсам, наградам и специализированным журналам. Они являются профессорами магистра ландшафтной архитектуры Каталонского политехнического университета (UPC) и Итальянского центра архитектуры в Милане.

Ознакомьтесь с портфолио SCOB Architecture & Landscape >


Штаб-квартира Washington Fruit Company от Graham Baba Architects, Yakima, WA, 2017 A+ Award Popular и победитель жюри в категории «Малоэтажный офис»

Фирма Graham Baba Architects из Сиэтла получила признание за успешное создание коммерческих, жилых и художественных пространств.Будь то реконструкция существующих зданий или новое строительство, фирма считает, что подлинность можно найти в каждом здании, используя честные материалы, известные в их естественном состоянии. Они работают над созданием мест, рассказывающих историю, мест, к которым тянутся люди, и пространств, поощряющих социальное взаимодействие и общение.

Ознакомьтесь с портфолио Graham Baba Architects >


Devil’s Corner от Cumulus Studio, Апслоун, Австралия, победитель жюри A+Award 2017 г. в категории смешанного использования

Cumulus Studio — это бюро архитектуры и дизайна интерьеров с офисами в Хобарте, Лонсестоне и Мельбурне.Три офиса работают как одна объединенная студия, что обеспечивает гибкость в размере и объеме выполняемой работы и обеспечивает сплоченный и совместный подход ко всем проектам.

Студия состоит из 21 дизайнера, в том числе 14 зарегистрированных архитекторов, и специализируется на туризме, жилом, коммерческом, историческом, городском дизайне и архитектуре интерьера. Студия Cumulus сформировалась из желания совместно исследовать идеи и понимания того, что великие идеи рождаются в результате обмена опытом и проведения семинаров с другими.

Ознакомьтесь с портфолио Cumulus Studio >


The Camps at Coos Bay Lagoon от R&A Architecture + Design Inc. / OFFICEUNTITLED, Coos Bay, OR, 2017 A+Award Popular Winner в категории Unbuilt Hospitality

OFFICEUNTITLED описывает себя как молодую, энергичную архитектурную и дизайнерскую фирму, ориентированную на творческие решения в различных масштабах и типологиях, включая коммерческие, гостиничные, жилые и смешанные объекты. Основанная в 2013 году как R&A Architecture and Design и переименованная в 2019 году в OFFICEUNTITLED, практика использует лидерство четырех своих руководителей.В 2017 году их проект «Лагеря в лагуне Кус-Бэй» был отмечен премией A+.

Ознакомьтесь с архитектурой и дизайном R&A / Портфолио OFFICEUNTITLED >


Фонд Н. М. Бодекера от Skylab Architecture, 2018 г., популярный победитель A + Award в категории «Архитектура + сотрудничество»

Компания Skylab Architecture, основанная два десятилетия назад в Портленде, штат Орегон, представляет собой группу создателей — любопытных, трудолюбивых и экспериментальных. Фирма описывает себя как группу архитекторов, дизайнеров, создателей и предпринимателей, работающих вместе в самых разных ландшафтах и ​​местах.Они «футуристы, делающие сегодня то, что, как мы верим, будет вдохновлять и объединять людей завтра». Поразительно многогранный фонд N M Bodecker Foundation в Портленде принес офису награду A+ в 2018 году.

Ознакомьтесь с портфолио Skylab Architecture >


Precht посвящен архитектуре, дизайну и всем областям творчества. Команда «стремится найти инновационные, экологичные и элегантные ответы на социальные, городские, функциональные и формальные вопросы». Это группа творческих людей, возглавляемая дуэтом жены и мужа Фей и Крисом, а их студия расположена в горах Австрии.Из этого отдаленного места они разрабатывают проекты по всему миру. Они увлечены созданием более здорового и экологичного будущего, основанного на зеленой архитектуре.

Ознакомьтесь с портфолио Precht >


Плагин The Courtyard House от People’s Architecture Office, Пекин, Китай, 2015 г. Победитель жюри A+Award в категории «Архитектура + недорогое жилье»

People’s Architecture Office (PAO) — международная практика с офисами в Пекине, Китай, и Бостоне, США.Основанная в 2010 году Джеймсом Шэнем, Хе Чжэ и Занг Фенгом, фирма представляет собой многопрофильную студию, ориентированную на социальное воздействие посредством дизайна, особенно в области жилья, восстановления городов, инновационной среды обучения и творческого дизайна рабочего пространства. People’s Architecture Office — первая архитектурная фирма, сертифицированная как B-Corporation в Азии, и служит образцовым социальным предприятием.

Ознакомьтесь с портфолио PAO >


Апартаменты Cirqua от BKK Architects, Мельбурн, Австралия, победитель конкурса A+ Award Popular и жюри 2018 года в категории «Малоэтажное многоквартирное жилье»

BKK Architects была основана в 2000 году и возглавляется Саймоном Ноттом, Тимом Блэком и Джорджем Хьюоном.Практика фокусируется на идеях, дизайнерском мышлении и предоставлении комплексных решений клиентам. BKK специализируется на проектировании и решении проблем, а не на конкретных типологиях зданий. В число их клиентов входят институциональные органы, государственные учреждения, мелкие и крупные застройщики, корпоративный и розничный секторы, а также частное и государственное жилье.

Ознакомьтесь с портфолио BKK Architects >


У вас есть проект, подобный приведенным выше? Примите участие в 8-й ежегодной премии A+ Awards, чтобы получить шанс на международную публикацию и всемирное признание.Подайте свои проекты до 8 мая 2020 года для участия в крупнейшей в мире программе наград в области архитектуры и строительных материалов.

Участие в 8-й ежегодной премии A+Awards

НАБИРАЕМ! — Студия Shape Architecture

АРХИТЕКТОР ПРОЕКТА / РУКОВОДИТЕЛЬ ПРОЕКТА

Студия Shape Architecture — современная архитектурная фирма, базирующаяся в Денвере, штат Колорадо. Наше внимание сосредоточено на здоровых, устойчивых зданиях, которые обеспечивают резкое сокращение углеродного следа. Мы сотрудничаем и внедряем инновации, чтобы создать исключительный дизайн для конкретного объекта с непревзойденным здоровьем, комфортом, долговечностью и почти нулевым потреблением энергии.Наши проекты варьируются в масштабе от частных домов до крупных коммерческих проектов.

Мы ищем талантливого дизайнера с опытом управления проектами, который разделяет нашу страсть к низкоэнергетическому и высокоэффективному дизайну.

ОБЯЗАННОСТИ

Вы будете работать на всех этапах проектирования, от схемы до управления строительством, под руководством руководителя. Вы будете:

  • Помогать в управлении проектами от концепции до завершения

  • Координировать, разрабатывать и уточнять текущие проекты

  • Подбирать пометки на планах, разрезах, фасадах, разрезах стен и т. д.

  • Создание рендеринга и изображений

  • Участвуйте в дизайнерских дискуссиях и шарретах

  • Создать параметры модели на основе вербальных коммуникаций

  • контролируют и давать рекомендации на протяжении всего процесса строительства

  • Сотрудничать с различными членами команды для установления целей, графиков и бюджетов

ТРЕБОВАНИЯ И КВАЛИФИКАЦИЯ

• Навыки работы с программным обеспечением: пакет Adobe, Archicad, SketchUp.

• Сильные коммуникативные навыки: рисование, наброски, письменная речь, устная речь

• Стремление к устойчивому развитию

• Знание строительства — прошлые работы для подрядчиков или другой практический опыт плюс

• Способность к многозадачности, переключению передач быстро

• Быстро обучаемый/решающий проблемы; любознательный, изобретательный, целеустремленный и целеустремленный

• Высшее архитектурное образование, предпочтительно M.Arch. Наличие лицензии / получение лицензии CO является плюсом.

• Опыт работы в архитектуре более 4 лет.

КОМПЕНСАЦИЯ

Shape — работодатель с равными возможностями; мы принимаем и ценим разнообразие. Пожалуйста, направляйте запросы на [email protected] Пожалуйста, приложите резюме и образец работы (<20mb).

Маленькая жизнь, огромное влияние! Победители конкурса

Предисловие

Организаторы соревнований

Официальные партнеры

MICROHOME 2020 — это ежегодный архитектурный конкурс, организованный в рамках серии конкурсов Bee Breeders Small-Scale Architecture и в сотрудничестве с публикациями ARCHHIVE BOOKS .

По мере того, как кризис доступного жилья распространяется на все большее число городов по всему миру, а природные ресурсы истощаются перед лицом климатического и экономического кризисов, конкуренция ищет простые в воспроизведении идеи для жизни в малом, чтобы лучше служить нашим меняющимся Мир.

Даже самые маленькие проекты могут содержать большие идеи. Описывая кампанию Bee Breeders по привлечению внимания к инновационным маломасштабным дизайнерским работам, Бен ван Беркель из UN Studio пишет: «[Эти] проекты иногда генерируют идеи, которые впоследствии могут быть расширены до более масштабных проектов.Они не только служат испытательным полигоном для геометрических, материальных и строительных соображений, но также бесценны при проверке идей на концептуальном уровне».

Серия конкурсов MICROHOME предлагает участникам представить проекты автономных модульных структур для размещения гипотетической молодой пары профессионалов. Единственное требование проекта – общая площадь не должна превышать 25 м². Участникам предлагается переосмыслить пространственную организацию и использовать уникальную эстетику, новые технологии и инновационные материалы.Проекты можно ставить на любой гипотетической площадке, любого размера, в любой точке мира.

Компания Bee Breeders сотрудничала с сильным международным жюри, которое представило информацию из различных видов практики. В состав жюри вошли: Оке Хаузер, вице-президент по архитектуре и дизайну Quarters Co-Living в Берлине и бывший креативный руководитель и руководитель проекта BMW-MINI Living; Брайан Гаудио, генеральный директор компании Module Housing из Питтсбурга; Энн Сесилия Хауг, старший архитектор компании Snøhetta в Осло; Карло Ратти, директор лаборатории SENSEable City Lab Массачусетского технологического института и Carlo Ratti Associati из Милана; и Патрик Шумахер, директор Zaha Hadid Architects в Лондоне.

Bee Breeders и команда жюри благодарят каждого из сотен дизайнеров, приславших идеи на этот конкурс, из городов со всего мира. В партнерстве с ARCHHIVE BOOKS мы с нетерпением ждем возможности представить некоторые из этих и других идей в наших будущих цифровых и печатных книгах.

Маленькие дома, небольшие сообщества: две архитектурные фирмы по устойчивому образу жизни | НКАРБ

Один из домиков Алхимии. © Alchemy LLC

Вы, наверное, видели крошечные домики в своих лентах социальных сетей, сопровождаемые комментариями о том, какие они «милые» или «очаровательные».Но для Alchemy Architects и Ross Chapin Architects строительство домов меньшего размера — это не то, чтобы присоединиться к движению тви, а предложить больше возможностей, создавая устойчивое, пригодное для жизни жилье, которое можно адаптировать для удовлетворения конкретных потребностей отдельных людей и сообществ.

Предоставляя выбор тем, чьи потребности выходят за рамки типичного рынка жилья, эти фирмы улучшают благосостояние малообеспеченных сообществ и их среды.

Alchemy Architects: сокращение отходов за счет модульной конструкции

Alchemy — многопрофильная команда архитекторов и дизайнеров, расположенная в Санкт-Петербурге. Пол, МН. Хотя фирма использует свой практический подход к работе над широким спектром проектов, они, пожалуй, наиболее известны своими домиками, которые воплощают философию Alchemy по созданию «альтернативных и нетипичных проектных решений».

WeeHouses построены с помощью модульной сборной системы, которая позволяет Alchemy адаптировать проект к структурным и бюджетным спецификациям каждого клиента. Фирма разработала свой процесс проектирования и сборки, чтобы максимизировать эффективность как с экономической, так и с экологической точки зрения.

«Устойчивые методы являются основой нашей повседневной работы», — сказала Бетси Габлер, директор по развитию бизнеса в Alchemy Architects. «Мы используем переработку и повторное использование, а также разрабатываем стратегии, которые сокращают количество отходов».

Не все домики Алхимии маленькие. © ООО «Алхимия»

WeeHouse не предназначен для уменьшения площади — на самом деле площадь некоторых модульных конструкций Alchemy составляет от 1800 до 2400 квадратных футов, что близко к среднему размеру дома в США. Скорее, цель Алхимии состоит в том, чтобы максимально использовать доступное пространство.«WeeHouse создает ощущение «большого дома» в меньшем корпусе», — сказал Габлер. «Эффективное использование материалов означает, что ресурсы наших клиентов и ресурсы нашей Земли идут дальше».

Кроме того, внутренняя среда здания Alchemy устраняет многие неизвестные, которые сопровождают типичное строительство на месте, включая ущерб от погодных условий, транспортные расходы и планирование. Результатом является экономически дружественный дом, который обслуживает клиента, доступный и доступный в соответствии с требованиями каждого человека.

Что дальше для алхимии? Фирма планирует обслуживать район Сент-Пол со своей первой экопоселком, небольшими домами, построенными на полуквартальном участке, который будет построен в 2018 году. Благодаря удобному доступу к общественному транспорту расстояние, расположение и дизайн инициативы позволяют целое сообщество доступного, экологического проживания.

Ross Chapin Architects: Создание пригодных для жизни сообществ

Alchemy — не единственная фирма, которая выводит устойчивый образ жизни на уровень сообщества: Ross Chapin Architects строит Pocket Neighborhoods с 1996 года.

Группы из восьми-двенадцати небольших домов, расположенных вместе вокруг общего открытого пространства, Pocket Neighborhoods предназначены для того, чтобы сделать заселение с высокой плотностью застройки эффективным, пригодным для жизни и дружелюбным. Общее пространство помогает укрепить чувство общности и безопасности, позволяя использовать общие ресурсы, а также личное пространство.

Группа коттеджей в Карманном районе в Грешаме, штат Орегон. Изображение предоставлено архитектурным бюро Ross Chapin Architects.

Жилье ограниченного размера меньше среднего дома, но разница в размерах отчасти связана с устранением ненужного пространства.«Если мы проектируем так, как мы живем, мы можем сделать наши пространства такими же, как наша жизнь», — сказал Росс Чапин, FAIA. Ключ к этому? «Меньше внимания уделяйте квадратным метрам». Дома, составляющие Pocket Neighborhoods, спроектированы таким образом, чтобы казаться больше, чем они есть на самом деле, и требуют минимального обслуживания.

Конструкции имеют множество преимуществ для окружающей среды: при меньших размерах зданий и меньшем количестве необходимых материалов первоначальное воздействие конструкции сводится к минимуму, равно как и энергия, необходимая для обогрева, охлаждения и обслуживания домов. Но реальная экологическая направленность проекта Chapin’s Pocket Neighborhoods направлена ​​на проживание с высокой плотностью населения в разросшихся городских районах — создание близкого доступного жилья, в то время как другие варианты требуют длительных поездок на работу, что увеличивает загрязнение окружающей среды.

Для архитекторов и кандидатов на получение лицензии, заинтересованных в работе с небольшими жилыми домами, Чапин дает простой совет: участвуйте в жизни местного сообщества. «Приступайте к реальным проектам, — сказал Чапин. — Ваши дизайнерские навыки и знания (и пот) будут приветствоваться. Вы познакомитесь с хорошими людьми, приобретете ценный опыт и заведете связи, которые могут стать основой для успешной карьеры.

Посмотреть ветку обсуждения.

советов по запуску новой успешной практики

Архитекторы описывают самые важные вещи, которым они научились, когда начинали их фирм, в том числе где они получили помощь.

Пуск собственная фирма – это вызов; структурировать его, чтобы выжить, является огромной задачей. Если вы рассматриваете возможность развития собственной практики, у вас, вероятно, есть множество опыт и стремление к предпринимательству. Что вам нужно будет оценить, так это ваше организаторские способности и стратегии получения стартового капитала и клиенты.

Как может архитектор узнать, как начать работу, управлять рисками и оставаться платежеспособным? До Начиная фирму, очень важно понимать многие деловые, юридические и этические проблемы, которые повлияют на вашу новую фирму. AIA Trust предлагает растущую библиотеку Практика и ресурсы, связанные с управлением рисками, для тех, кто только начинает. Предприимчивые архитекторы должны начать с контрольного списка для новых владельцев фирм, буклета о переходе к Управление собственной фирмой и вебинар и руководство по созданию и поддержанию профессиональной практики.

Первыми понятиями, которые должен усвоить новый владелец фирмы, являются профессиональные требования, включая лицензионные, договорные и профессиональные обязательства и стандарт обслуживания.Следующим шагом является определение подходящего организационные и финансовые структуры для вашей фирмы. Успешное управление операции, фонды и люди, а также понимание и смягчение ваших риски, будут иметь решающее значение для долговечности вашего бизнеса.

Создание финансовой основы

Это только подходящее время для создания фирмы, как только вы обдумаете свою текущую работу ситуация и потребности семьи, а также потенциальные клиенты и проекты. Идентификация необходимые услуги в вашем районе и наличие сети финансовой безопасности имеют решающее значение ориентиры.Вы должны начать с финансов, достаточных, по крайней мере, для трех-шести месяцев на создание вашей практики. Брэд Бенджамин, AIA, основатель Radium Architecture обнаружила, что создание бизнеса заняло довольно много времени. и напоминает архитекторам, что владелец фирмы должен получать деньги после всех остальных, включая сотрудников, консультантов и поставщиков.

Пока Бенджамин хорошо разбирался в основах бухгалтерского учета, когда открыл Radium. для бизнеса в 2011 году ему нужно было дополнительное понимание проектной финансы.Он нашел книгу, написанную членами AIA, Financial Менеджмент для профессионалов в области дизайна: путь к прибыльности, к быть чрезвычайно полезным в объяснении концепций для учета проекта и ключевых показатели эффективности архитектурных фирм. Беньямин говорит, что «владельцы фирм должны иметь адвоката, бухгалтера и страхового агента, которые знаком с проблемами, связанными с архитектурой, и готов ответить на вопросы». Это означает, что у вас будет больше времени, чтобы сосредоточиться на проектах и ​​справиться с рутиной. вопросы, оставляя сложные на усмотрение специалистов.

Когда Эми Слэттери, AIA, основала свою фирму Odimo в 2015 году, она не знала первого дело в бухгалтерии. Она прошла курс Kauffman FasTrac New Venture для стартапы, чтобы получить основы вниз. Она нашла компетентного бухгалтера и передала свои книги на аутсорсинг, как только смогла себе это позволить. Ее заключение? Получающий оплачиваемые и агрессивно определяющие приоритеты расходов были критически важны для того, чтобы оставаться на вершине денежные средства. «Я бы тратил меньше денег на визитки и больше времени звонил бы клиентов», — говорит она.

Структурирование вашей команды и практика

Чтобы создать успешную практику, вы должны сосредоточиться на своих людях.Слэттери говорит, что начать бизнес проще, чем кажется. твердой, но труднее решить, какой вы хотите ее видеть, и поддерживать ее. Она при запуске Odimo уделяла первостепенное внимание созданию сплоченной команды, говоря, что один из ее самых важных уроков заключался в том, чтобы «уйти с дороги», когда у нее появились замечательные люди. Она обнаружила, что это важно расширять возможности и вдохновлять, а не микроуправлять. Она также использовала PEO от AIA. Доверьтесь сотруднику ее фирмы Программа льгот запущена.

Когда речь идет о структурировании практики, выдвижении дизайнерских решений на передний план является ключевым.Энн Мари Декер, FAIA, директор и партнер Duvall Decker Архитекторы, благодарна за ее идеализм, когда она только начинала; это позволило ей нырять с головой. Она напоминает архитекторам, чтобы они понимали, что можно не знать все, полагая, что более важно разработать практику, как вы разработает лучший архитектурный проект. «Хоть мое образование и не подготовил меня к суровой практике бизнеса, он научил меня ставить эти практические аспекты в перспективе», — говорит Декер.

Декер и ее партнер разработали идею «расширенной практики», где они остаются участие от концепции проекта через жизнь здания с практика обслуживания объектов, которая оказалась хорошим бизнесом. АИА Доверяйте ресурсам, таким как практические формы и руководство по Виртуальная практика поможет новаторам-практикам, таким как Декер. «Я искал так много источников информации, и в итоге я собрал коллекцию книги, советы и статьи, которые не подходили для архитектурного проекта практика», — говорит она.«Мы пробились, но ресурсы AIA Trust были именно тем, что мы искали все это время».

Снижение риска и планирование будущего

Основан в 1993 году Terrence O’Neal Architect LLC представляет собой фирму с полным спектром услуг, специализирующуюся на корпоративные интерьеры, масштабные многоквартирные дома, здравоохранение объекты, школы и общественные центры. В начале своей практики О’Нил выиграл контракт с государственным агентством и вскоре обнаружил, что ему нужно не только страхование профессиональной ответственности, а также общая ответственность, компенсация работникам, и автострахование.Помогу найти страховой брокер — это лишь один из способов, которыми AIA Trust может помочь в сценарий как у О’Нила. «Если бы я знал о ресурсах AIA Trust в то время Я открыл свою фирму, я бы гораздо лучше понял, какая страховка необходима и где взять», — говорит он.

Крепление будущее вашей фирмы должно быть в центре внимания с самого начала. О’Нил рекомендует переход собственности также следует учитывать на ранних стадиях развития фирмы. обеспечить плавный переход в будущее. Бенджамин соглашается, говоря: «Планирование перехода предназначено не только для старших архитекторы — все владельцы фирм должны планировать заранее — и AIA Trust имеет большой ресурсов по этой теме.”

Дополнительные ресурсы см. страница «новое на практике» AIA Trust и тематическая страница управления нашей фирмой.

AIA Trust служит вашим партнером, защитником и поддержкой, чтобы помочь вам определить, предотвращать и контролировать риски. Проверьте TheAIATrust.com сегодня и узнайте, почему AIA Trust находится там, где Умные архитекторы управляют рисками ® .

:: Архитектура Тихоокеанского Северо-Запада :::

Академический Эклектик

Этот декоративный стиль отражает большую верность историческим моделям, характерным для поствикторианской эпохи. После 1890 года большая точность в использовании формы и деталей вновь проявилась в период академической эклектики, который продлился до 1920-х и 30-х годов. Эклектический стиль поощрял выбор между конкурирующими источниками или историческими периодами, и этот термин широко используется историками архитектуры для описания множества структур в смешанном стиле.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Арт-деко

Относится к стилю преимущественно архитектуры и декоративно-прикладного искусства, широко распространенному в Европе и Соединенных Штатах в 1920-х и 1930-х годах, который стал популярным после Международной выставки декоративного и современного искусства в Париже в 1925 году.Стиль характеризуется синтезом промышленных и изобразительных художественных материалов, используемых для создания большого разнообразия как искусственных, так и массовых объектов, часто с акцентом на прямолинейные мотивы, яркие цвета и элегантные, абстрактные, упрощенные формы.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Изящное искусство

Стиль архитектуры и городского планирования первоначально преподавался в Школе изящных искусств в Париже и в других школах США в 19-м и 20-м веках. Стиль характеризуется акцентом на гармоничной композиции элементов, образующих классическое целое, возрождением стилей барокко и неоклассицизма, а также городами, выложенными геометрически с широкими величественными улицами.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Чикагская школа

В общих чертах относится к движению среди архитекторов и инженеров, в основном Дэниела Бернхэма, Уильяма Ле Барона Дженни, Джона Рута и фирмы Данкмара Адлера и Луи Салливана, в конце 19 века, которое в конечном итоге привело к развитию небоскреба. и отчетливый современный стиль архитектурного дизайна, включающий стальные и железные скелеты, облицованные каменной кладкой, простую внешнюю отделку, часто из красного кирпича или терракоты, отказ от исторических форм и использование блочных геометрических объемов.Они были одними из первых, кто продвигал новые технологии строительства стальных каркасов в коммерческих зданиях и разработал пространственную эстетику, которая развивалась одновременно с параллельными разработками в европейском модернизме, а затем оказала на них влияние. Некоторыми отличительными чертами чикагской школы являются использование зданий со стальным каркасом с каменной облицовкой (обычно терракотовой), позволяющей использовать большие площади окон и использование ограниченного количества внешнего орнамента. Элементы неоклассической архитектуры отражены в небоскребах Чикагской школы, так как многие из них напоминают колонну.Первый этаж служит базой, средние этажи — вертикальной шахтой, а здание увенчано полутрадиционным карнизом. В этой школе зародилось «Чикагское окно». Это трехчастное окно, состоящее из большой неподвижной центральной панели, окруженной двумя меньшими окнами с двойными створками.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Классическое возрождение

Этот стиль относится к архитектуре и орнаменту конца 18-го — начала 20-го века, основанным относительно близко к древним классическим формам.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Университетская готика

Светская версия готического стиля, заимствованная из зданий колледжей в Оксфорде и Кембридже. Он был популярен в Северной Америке с 1880-х по 1920-е годы и использовался для строительства учебных зданий и других институциональных структур.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Колониальное возрождение

Относится к движению в архитектуре и дизайне интерьеров, преобладавшему в конце 19-го и начале 20-го веков в странах, ранее колонизированных Великобританией.Этот стиль, который в основном встречается в домашней архитектуре и пропагандируется как живописный «национальный» стиль, является прямым возрождением строительных стилей ранних колониальных периодов и неогрузинского периода.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Коммерческий стиль

Скелетный прямоугольный стиль первых пяти-пятнадцатиэтажных небоскребов, доведенный до полной формы в Чикаго, Нью-Йорке и Филадельфии. Для него характерны плоские крыши и минимальный орнамент, за исключением небольших различий в расстоянии между окнами.Широкое использование стекла стало возможным благодаря его конструкции со стальным каркасом, которая могла выдерживать структурные нагрузки, которые не могла выдержать каменная кладка.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Ремесленник

Стиль ремесленника — это американский стиль внутренней архитектуры и дизайна интерьера, популярный с 1900-х до начала 1930-х годов. Реакция на викторианскую роскошь и все более распространенные элементы жилья массового производства, этот стиль включал в себя аспекты чистых линий, прочной конструкции и натуральных материалов.Название происходит от популярного журнала, издаваемого в начале 1900-х годов производителем мебели Густавом Стикли под названием The Craftsman, в котором были представлены оригинальные проекты домов и мебели Харви Эллиса, братьев Грин и других. На дизайн повлияло британское движение искусств и ремесел, а также стили американского шейкера и миссии.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Украшенный Пионер

Аналогичен домам в стиле пионеров, за исключением добавления ленточных деревянных украшений.Орнамент в виде причудливых концов фронтонов часто с открытыми завитками на вершине и с узорами из причудливых торцевых черепиц. Дверные и оконные наличники могут иметь более декоративную форму с упрощенным фронтоном. Иногда окно передней гостиной и фрамуги входной двери украшены витиеватым стеклянным узором. Формы крыши могут быть более сложными с боковым фронтоном. Могут встречаться крыльца с точеными или скошенными столбами. Эти здания, по сути, представляют собой основные дома пионеров с немного большей показухой, выраженной в причудливой столярной работе.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Французская Нормандия

Как и дома в стиле Тюдоров, дома французской Нормандии 20-го века могут иметь декоративный фахверк. Однако, в отличие от домов в стиле Тюдоров, дома под влиянием французского стиля не имеют доминирующего фронтона. Коттедж Norman оформлен в уютном романтическом стиле и представляет собой небольшую круглую башню, увенчанную конусообразной крышей. Другие дома в Нормандии напоминают миниатюрные замки с арочными дверными проемами, установленными в внушительных башнях.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Французский провинциальный

Баланс и симметрия — основные характеристики этого формального стиля. Дома часто кирпичные с деталями из меди или сланца. Окна и дымоходы симметричны и идеально сбалансированы, по крайней мере, в оригинальных вариантах стиля. Отличительные черты включают крутую, высокую, шатровую крышу; балюстрады балконов и крыльца; прямоугольные двери вставлены в арочные проемы; и двойные французские окна со ставнями.Окна второго этажа обычно имеют изогнутую головку, которая прорывается через карниз. Дизайн берет свое начало в стиле сельских усадеб или замков, построенных французскими дворянами во время правления Людовика XIV в середине 1600-х годов. Французский провинциальный дизайн был популярным стилем Возрождения в 1920-х и 1960-х годах. В отличие от домов французской Нормандии, дома французской провинции не имеют башен.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Футурист

Относится к литературному и художественному движению с центром в Италии, которое подчеркивало скорость, динамизм, энергию и отказ от прошлого, которое началось с произведений Филиппо Томмазо Маринетти в 1909 году. Футуристические идеи в архитектуре представлены рисунками и планами городов утопических обществ и характеризуются антиисторизмом и длинными горизонтальными линиями, предполагающими скорость, движение и безотлагательность. Это художественное движение просуществовало до 1944 года. После своего возникновения футуризм стал более общим словом для обозначения широкой тенденции в современном дизайне, которая стремится создать своего рода пророческую архитектуру, которая, как считается, принадлежит по крайней мере на 10 лет вперед. Футуризм — это не столько стиль, сколько идеал, открытый подход к архитектуре.Следовательно, он был переосмыслен разными поколениями архитекторов на протяжении нескольких десятилетий, но обычно отличается яркими формами, динамичными линиями, сильными контрастами и использованием передовых материалов.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Возрождение готики

Относится в основном к стилю английской и американской архитектуры и декоративно-прикладного искусства с середины 18 века до середины 19 века. Стиль характеризуется использованием розеток, вершин, узоров, фольги и полихромных эффектов, вдохновленных готической архитектурой и воспроизведенных с целью исторической точности.Теоретически этот стиль просуществовал до движения ар-деко 1930-х годов, но на практике архитектурный дизайн, основанный на этих средневековых формах, продолжается и по сей день. Другой термин, часто используемый в связи с этим стилем, — неоготика.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Международный стиль

Архитектурный стиль, возникший в Голландии, Франции и Германии после Первой мировой войны и распространившийся по всему миру, став доминирующим архитектурным стилем до 1970-х гг.Стиль характеризуется упором на объем, а не на массу, использованием легких промышленных материалов массового производства, отказом от всех орнаментов и цветов, повторяющимися модульными формами и использованием плоских поверхностей, обычно чередующихся со стеклянными участками.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Поздний викторианский

Относится к викторианскому стилю, в основном в архитектуре и декоративно-прикладном искусстве, созданному примерно с 1870 по 1901 год. В то время как готическое возрождение все еще доминировало, архитектура и декоративно-прикладное искусство отражали новый интерес к классическим, барокко и народным формам и охватили новые влияния, такие как как стили королевы Анны и изящных искусств.В декоративно-прикладном искусстве влияние японских предметов искусства, движения искусств и ремесел и эстетического движения упростило викторианскую тенденцию к тяжелому орнаменту.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Средневековое возрождение

Средиземноморское возрождение

Эклектичный стиль дизайна, впервые появившийся в США на рубеже 19-го века и получивший известность в 1920-х и 1930-х годах. Стиль развился из возобновившегося интереса к палаццо и приморским виллам европейского Возрождения, датируемых 16 веком, и отражает архитектурные влияния побережья Средиземного моря: итальянские, византийские, мавританские темы из южной Испании и французские.Часто используются парапеты, витые колонны, фронтоны и другие классические детали. Также часто используются арки. Наиболее распространенными материалами являются оштукатуренные стены, крыши из красной черепицы, решетки и перила из кованого железа, деревянные кронштейны и балконы, а также оолитовый известняк, керамическая плитка и терракота для украшения. Патио, дворы, балконы и лоджии заменяют парадное крыльцо.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Миссионерский стиль

Этот подтип архитектурного стиля испанского колониального возрождения, характеризующийся простотой формы и орнамента, пользовался наибольшей популярностью между 1890 и 1915 годами.Стиль миссии (возрождения) был архитектурным движением, которое началось в конце 19 века и черпало вдохновение в ранних испанских миссиях в Калифорнии. Все миссии Калифорнии имели определенные конструктивные характеристики как из-за ограниченного выбора строительных материалов, доступных для основателей, так и из-за общего отсутствия передового опыта строительства. В каждой инсталляции использовались массивные стены с широкими поверхностями без украшений и ограниченными окнами, широкие выступающие карнизы и пологие крыши из глиняной черепицы. Другие особенности включали длинные коридоры с аркадами, арки с простенками и изогнутые фронтоны. Наружные стены были покрыты штукатуркой (штукатуркой), чтобы защитить лежащие под ними сырцовые кирпичи от непогоды.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Модерн

Термин, обозначающий ряд стилей строительства со сходными характеристиками, прежде всего с упрощением формы и устранением орнамента, которые впервые возникли примерно в 1900 году. К 1940-м годам эти стили объединились и стали доминирующим способом строительства на несколько десятилетий в конец 20 века.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Прерийная школа

Относится к движению, сосредоточенному в основном на Среднем Западе Америки среди архитекторов, особенно Луи Салливана и Фрэнка Ллойда Райта, объединенных отказом от стилей возрождения и развитием нового архитектурного видения, основанного на точном выражении природных качеств региона или нации. В этом стиле обычно предпочтение отдавалось удлиненным горизонтальным аранжировкам, которые естественным образом сочетались с открытым американским пейзажем.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Стиль королевы Анны

Относится к стилю внутренней архитектуры Англии и США конца 19 века. Нарисовано от архитектуры правления королевы Анны (1702-1714) и смешано с элементами голландской архитектуры 17 века. Здания характеризуются асимметричностью или неправильной планировкой, использованием красного кирпича и каменной отделки, ломаными фронтонами, створчатыми окнами, фигурными фронтонами.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Возрождение Возрождения

Стиль европейской и американской архитектуры и декоративно-прикладного искусства XIX века, изначально вдохновленный итальянским Возрождением и характеризующийся пилястрами, рустом и классическими мотивами.Позже он включает стили эпохи Возрождения, основанные на региональных или национальных вариациях, таких как елизаветинское и якобинское возрождение и стили возрождения французского Возрождения. Стиль Возрождения Возрождения был популярен в течение двух отдельных фаз. Первый этап длился с 1840 по 1885 год, а второй этап, который характеризовался более крупными и более искусно украшенными зданиями, длился с 1890 по 1915 год. Общими чертами домов эпохи Возрождения являются: квадратные планы; сбалансированный, симметричный фасад; гладкие каменные стены, сделанные из мелко нарезанного тесаного камня; вальмовая крыша с низким скатом; антаблемент полной линии крыши, увенчанный балюстрадой; горизонтальные каменные перемычки между этажами; сегментные фронтоны; центрально расположенные двери; резные каменные оконные наличники, различающиеся по рисунку на каждом этаже; меньшие квадратные окна на верхнем этаже; и квойны.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Ричардсоновский романский стиль

Стиль американской архитектуры, названный в честь архитектора Генри Хобсона Ричардсона, по сути, очень свободный стиль возрождения, вдохновленный работами этого архитектора 1870-х и 80-х годов. В нем подчеркнута четкая, мощная живописная массивность, круглоголовые «романские» арки, часто возникающие из групп коротких приземистых колонн, утопленные входы, богато разнообразная рустовка, дерзко-пустые участки стен, контрастирующие с полосами окон, и цилиндрические башни с коническими шапками, встроенными в ограждающие конструкции.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Романское возрождение

Относится к стилю европейской и американской архитектуры с 1820-х до конца 19-го века. Основанный на стиле романской церковной архитектуры XI и XII веков, для него характерны: полукруглые арки; паховый и бочкообразный своды; однотонная кирпичная или каменная отделка; арочные консольные столики вдоль карниза; аркады; и зубчатые парапеты.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Сельский

Стиль американской архитектуры, имитирующий грубо обтесанные бревна и/или широкое использование больших камней в конструкции или отделке.Он особенно ассоциируется с причудливыми внешними сооружениями, такими как скиты и гроты, ставшие популярными благодаря пейзажам английских загородных домов 18-го века.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Стиль черепицы

Относится к движению в Америке между 1879 и 1890 годами, возглавляемому Джоном К. Стивенсом (1855-1940), для которого характерно использование деревянной черепицы для покрытия целых зданий и склонность к функционализму, а не к историческим, научным стилям.Это движение, выросшее из движений Стика и Королевы Анны, преобладало больше среди частных домов и отелей, а не среди промышленных или коммерческих объектов, и характеризовалось плавными, открытыми планами с взаимосвязанными внутренними и внешними пространствами, неравномерной высотой, открытыми верандами и неправильные линии крыши, которые способствовали общему пасторальному эффекту.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Испанское колониальное возрождение

Относится к движению в архитектуре колониального возрождения в 1920-х годах, очевидному в строительных программах американского Запада и Юго-Запада, и обычно включает балконы, веранды и аркады в испанском стиле, башни, черепичные крыши, площади и дворы.В частности, в этом стиле отсутствует архитектурная лепнина и интенсивно используется резной или литой орнамент, классические колонны, оконные решетки и кованое железо или точеные шпиндели, напоминающие испанскую колониальную архитектуру в Мексике.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

Возрождение Тюдоров

Тюдоровское возрождение, основанное на внутренней архитектуре периода Тюдоров, датируемом 1485–1547 годами, относится к стилю английской архитектуры и дизайна интерьера в первой половине 19 века и снова в начале 20 века.Его архитектурные формы и декоративные мотивы включают кирпичную кладку с пеленками, декоративный фахверк, крутую скатную крышу, выступающие поперечные фронтоны, высокие узкие окна и массивные дымоходы, часто увенчанные декоративными дымоходами.

Просмотр элементов базы данных этого стиля

.

LEAVE A REPLY

Ваш адрес email не будет опубликован.